Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

На первых ролях (2710)
5 главных событий 2014 года в России и на Юге страны по версии журнала «Вестник экономики»
Альбина Астахова   
«Выиграют те, кто конкурирует с импортом» (2687)
Представители федеральной власти о социально-экономическом развитии страны в 2014 году и приоритетах на ближайшую перспективу
Югу России кризис не страшен (2667)
Сегодня у региона есть возможности для удержания, а в перспективе и для подъема экономики
Ольга Лазуренко   
Марье Мяки-Леппилампи: «Финские компании не собираются уходить с российского рынка» (2785)
В донской столице состоялась встреча представителей Ростовской областной администрации с официальной делегацией европейских компаний
Ольга Лазуренко   
Рупор для бизнеса (2673)
У предпринимателей Дона появилось свое средство массовой информации
Александр Гаврилов   
«Рейтинг Путина достиг исторического максимума при практически полной консолидации общества вокруг него» (2780)
«Вестник экономики» выделил три решения российского президента, отразившихся на судьбе страны
Данил Савельев  
«Если это сегодняшние европейские ценности, то тогда я просто в высшей степени разочарован» (2508)
15 цитат Владимира Путина за 15 лет
«Его решения трудно предсказать, но потом легко объяснить» (2606)
Никита Логвинов   
Владимир Устинов: «На Юге создаются интересные и выгодные условия для инвесторов» (2773)
Никита Логвинов   
Больше триллиона рублей на развитие Юга (5174)
Новое рейтинговое исследование показало ключевые инвестиционные проекты ЮФО
Александр Гаврилов   
Индустриальное сплочение (2857)
Зоны благоприятного инвестклимата ежегодно растут в России на 20%
Малым рай в шалаше (2543)
Развитие предприятий малого и среднего бизнеса может остановиться из-за увеличения налоговой нагрузки
Яна Ташева   
Зеленый свет инвестициям (2676)
В 2014 году на территории индустриального парка «Масловский» введены в эксплуатацию четыре новых предприятия
Валентина Колесник   
50 крупнейших поставщиков и подрядчиков в сфере госзакупок на Юге России (9575)
На что Юг России потратит 400 млрд государственных рублей
Александр Гаврилов  
Продукт кристального качества (2618)
В год своего 55-летия ЗАО «Тбилисский сахарный завод» планирует выпустить продукции на 2,5 млрд рублей
Алена Омская   
60 инвестпроектов в сфере сельхозпереработки 2014 года (8109)
Сегодня на Юге России реализуется несколько десятков крупных проектов в сфере сельхозпереработки
Кирилл Власенко   
«Нужно смотреть на внешние стрессы как на стимул для поиска новых возможностей» (2573)
Никита Логвинов   
Развивается экономика — повышается качество жизни (2422)
В 2014 году Ленинское сельское поселение получило свыше 1 млрд рублей инвестиций
Валентина Колесник   
Валентина Канатова: «От руководителя поселения ждут прежде всего улучшения условий жизни» (2547)
Валентина Колесник  

 

Человек южной национальности

№ 1(52) (2014)
Количество просмотров: 2718
Версия для печати


В будущем году исполняется 15 лет с момента введения в России института полномочных представителей президента в федеральных округах

Особое внимание изначально уделялось Южному ФО как единственному в стране, где долгие годы не стихали боевые действия, а социально-экономическое состояние, близкое к нищете и гуманитарной катастрофе, усугублялось кровавыми террористическими актами и наличием тысяч беженцев. В этих условиях на первые роли в политике, экономике и общественной жизни выдвигались лидеры, способные реагировать на быстро изменяющиеся обстоятельства тонко, но вместе с тем и жестко, обладавшие федеральным авторитетом и местной харизмой, умеющие лавировать между региональными кланами и отстаивать свою точку зрения «наверху».

По шерсти и против

Образование в 2000 году ЮФО в воюющем регионе вполне логично предполагало, что его должен возглавить человек, прежде всего умеющий командовать не только войсками, но и штатскими чиновниками, которые за минувшее десятилетие на местах с огромным перебором «взяли власти столько, сколько смогли переварить». Это «переваривание» вылилось во всплеск сепаратизма и религиозного экстремизма, грозя стать троянским конем для некогда грозной сверхдержавы.

Выбор в качестве полпреда генерала Виктора Казанцева на тот момент, вероятно, был наиболее оптимален. Вторжение боевиков в Дагестан и последующая победная операция войск округа под Ботлихом, в Кадарской зоне и Новолакском районе неожиданно сделали из него едва ли не вторую по популярности на Северном Кавказе фигуру после молодого премьера Владимира Путина. В Дагестане он был объявлен национальным героем, а региональный сепаратизм и центробежные тенденции под ударами тяжелой артиллерии СКВО мгновенно притихли. Особых чудес в Кремле от Казанцева не ждали, но надзор боевого генерала за операцией по умиротворению воюющего округа был вполне логичен. Поэтому и закрывали глаза на то, что команду себе полпред подбирает из бывших военных, силовиков, чекистов и приятелей по СКВО. В тот момент для федеральной власти на юге России важен был не Казанцев-дипломат, а Казанцев-усмиритель экстремизма и криминалитета.

Харизма полпреда позволила ему стать своеобразным арбитром в сразу же начавшемся противостоянии боровшихся за власть двух чеченских лидеров — Ахмат-Хаджи Кадырова и Бислана Гантамирова, которые едва не довели дело до вооруженных столкновений в республике. «Арбитр» нашел выход — пристроил Гантамирова на работу в полпредство, откуда тот вскоре так же тихо исчез в столичном направлении. К Казанцеву апеллировали различные группировки в Калмыкии, Ингушетии, стремящиеся сменить власть и протащить на высший пост в этих республиках своих кандидатов. При этом открыто высказывающие свое недовольство политикой полпредства президенты Ингушетии Руслан Аушев и Адыгеи Аслан Джаримов вскоре потеряли свои посты. В Ингушетии Казанцеву удалось продавить на выборах кандидатуру своего заместителя Мурата Зязикова, в Адыгее появился крупный предприниматель Хазрет Совмен, который поначалу также демонстрировал свою лояльность «оку государеву». Однако отношения с донскими властями у Казанцева традиционно не складывались, и обе структуры, расположенные в Ростове в зданиях напротив, плохо скрывали неприязнь друг к другу. «Недипломатичность» генерала бросалась в глаза. По мере затухания активной фазы контртеррористической операции в Чечне и подавления основных очагов сопротивления необходимость в устрашении отпадала, а созидательной деятельностью должны были заниматься уже совсем другие люди.

Железнодорожные мечты

Генерала сменила уже вполне штатская фигура федерального масштаба — Владимир Яковлев, экс-губернатор Северной столицы и один из лидеров когда-то вполне респектабельной партии «Отечество-Вся Россия».

Бывший губернатор казанцевской харизмой в регионе не обладал, но и задача у него была вполне прагматичная — Яковлеву, не попавшему в новый Кабинет министров Михаила Фрадкова, необходимо было где-то «пересидеть» полгода, пока специально «под него» в сентябре не образуют Министерство регионального развития РФ. Понимая, что он человек временный, Владимир Яковлев внес лишь косметические изменения в команде аппарата полпредства, зато развил бурную активность в регионе и в неделю совершал по нескольку поездок «на территорию». Именно ему принадлежала идея лоббирования проекта переноса железной дороги с Черноморского побережья в горы на 15-20 км, высказанную уже через месяц после его назначения на эту должность в марте 2004 года. Основанием для этого господин Яковлев называл тяжелую экологическую обстановку на побережье и намерение экономически развивать отсталые районы и туристический бизнес в горах Кавказа. По предварительным подсчетам НИИ «Гипротранс», перенос участка дороги от Адлера до Туапсе на 103 км обошелся бы строителям в 45-46 млрд рублей, и еще 36 млрд требовалось на берегоукрепительные работы и создание укрепления со стороны гор. При этом категорически против проекта выступили даже те, кто должен был как раз выступать «за», — сами железнодорожники. Катастрофический теракт в Беслане и образование нового (ныне расформированного) Минрегионразвития практически совпали в датах — начало сентября 2004 года. Таким образом, карьера политика и хозяйственника, казалось бы, сильно «прогнувшаяся» уходом из Санкт-Петербурга в Ростов, вновь пошла на косинусоиду.

Твердая рука

Уже готовым федеральным политиком пришел в ЮФО его сменщик — Дмитрий Козак, бывший руководителем аппарата Правительства РФ, и «особа, приближенная к императору». Параллельно он же возглавил сформированную тогда же особую Федеральную комиссию по Северному Кавказу. Козаку были предоставлены широкие полномочия по координации ряда федеральных гражданских министерств, а по определенным функциям — силовых правоохранительных ведомств. Новому полпреду президент РФ поставил задачу в кратчайшие сроки повысить соответствующие показатели и существенно усилить государственное управление в наиболее «хлопотных» субъектах Федерации.

Бывший прокурор Козак рьяно взялся за «укрепление вертикали». В его команду подтянулись также силовики, но уже с чекистским уклоном (к примеру, бывший начальник УФСБ по Волгоградской области Николай Федоряк).

Поездки Козака по республикам сопровождались уже не казанцевским «нежным солдатским словом» и яков-левским благодушием, а конкретными цифрами по конкретным фактам. Заместитель полпреда по социально-экономическим вопросам Сергей Вязалов поднял проблему раздувания чиновничьих штатов в Калмыкии, где в 2004 году наряду с Ингушетией был отмечен самый высокий рост сотрудников госаппарата (дополнительно более одной тысячи человек — 12%), на который уходит 8% федерального бюджета, в отличие от 6% от общероссийского уровня. При этом и та, и другая республика считались беднейшими в России.

В ноябре 2004 года Козак лично приехал в Черкесск, где разбушевавшейся толпой было захвачено здание Правительства КЧР, не постеснялся встретиться с представителями семей потерпевших по делу зятя президента Али Каитова (расстрел конкурентов в корпоративном споре). Козак смог убедить «матерей Беслана» разблокировать федеральную трассу «Кавказ», пытался найти компромисс между очередной конфронтацией в Чечне между президентом Алу Алхановым (избран после гибели в результате теракта Ахмат-Хаджи Кадырова) и Рамзаном Кадыровым. Именно благодаря усилиям Козака в Чечне спокойно была проведена процедура выборов президента ЧР. При этом в сентябре 2005 года полпред вернулся к своей идее о введении в некоторых регионах внешнего управления, увязав его с объемом денежных средств, направляемых в регион из федерального бюджета. По его идее богатые, финансово независимые регионы имеют право на самоопределение, а бедные должны строго контролироваться из центра. За три года его пребывания в должности главное, чего он добился, — это политической стабилизации в регионе. Однако, успевая гасить очаги напряженности на Кавказе, у Козака совершенно не оставалось времени на экономические преобразования. Поэтому, уходя в 2007 году в столицу на должность, которую занимал прежде Владимир Яковлев в Минрегионразвития РФ, он оставлял преемнику относительно спокойный, но по-прежнему бедный регион. Впоследствии именно Козак в ранге вице-премьера курировал олимпийские стройки Сочи и сыграл значительную роль в успешном проведении игр зимней Олимпиады-2014.

Революция не планируется

Сменивший Козака выходец из службы внешней разведки Григорий Рапота не отличался ни харизмой Казанцева, ни благодушием Яковлева, ни яркостью и конкретностью Козака. Длительная работа Рапоты по военно-технической части в «Росвооружении», Министерстве торговли РФ, ЕврАзЭСе приучила его к «незаметности» и минимизации публичности. Комментируя назначение, Владимир Путин отметил, что главное качество Григория Рапоты — умение создать дружественную обстановку даже там, где изначально на это не было никакой надежды.

«Основными задачами такого непростого региона считается обеспечение безопасности и развитие экономики. До недавних пор безопасность была, безусловно, на первом месте, а сейчас, благодаря трехлетней упорной работе Дмитрия Николаевича, вопрос стоит не столь остро. Нужно будет делать акцент на экономику, — определил на первой же пресс-конференции круг своих первостепенных задач Григорий Рапота. — Хочу заметить, что никаких революций не планируется — будем трудиться с тем коллективом, который уже сработался, минимально изменяя в случае необходимости или расширяя его». Собственно, именно этим и можно охарактеризовать полугодичное «наместничество» Рапоты в ЮФО — консервация того, что уже наработано его предшественниками, без каких-либо изменений. По существу, главной его задачей было успешно провести выборы нового президента РФ и показать Кремлю, что юг России управляем. Учитывая, что самые неспокойные субъекты Федерации проголосовали за Дмитрия Медведева более чем на 90%, это ему удалось. Создав здесь «дружескую обстановку», Рапота так же тихо ушел на работу в наиболее спокойный федеральный округ — в Приволжский. Сегодня же господин Рапота вышел уже на международный уровень и является государственным секретарем Союзного государства России и Беларуси.

Стартовая площадка

ЮФО часто становился стартовой площадкой федеральных политиков. Один из главных российских политических долгожителей, экс-губернатор Ростовской области Владимир Чуб руководил ключевым регионом без малого два десятка лет, сумев создать за это время себе имидж одного из основных игроков региональной политики, максимально лояльного центральным властям. «Новых кадров» в управлении у Чуба не было — все вышли из коммунистической шинели, поэтому в руководство областью бывший судостроитель привел «своих» людей либо из «речников», либо из Пролетарского райкома партии.

Губернатора никогда невозможно было Кремлю заподозрить в «тайных замыслах»: он всегда был «убежденным своим» для любого, кто в данный момент руководил российской внутренней политикой. Главное, что делал Чуб для Кремля, — давал нужный результат на выборах, благодаря чему Ростовская область быстро оказалась выпавшим звеном «красного пояса». Это и позволило ему продержаться так долго. Зато внутри региона Чубу пришлось столкнуться с невероятными и специфическими проблемами: разгулом криминала, переделом собственности, финансовыми пирамидами, казачеством, влиятельной оппозицией, «зелеными», шахтерами, безработицей, обнищанием, параличом промышленности, дефолтом, близостью к «горячим точкам», противодействием ветвей власти.

Экс-губернатору удалось реализовать свою давнюю мечту — сделать область «автомобильным регионом». Накануне дефолта был запущен в эксплуатацию Таганрогский автозавод, вся последующая история работы которого была весьма неоднозначной, а его функционирование во многом зависело от пробивной и лоббистской способности самого Владимира Чуба. Его же усилиями «живым» оказался и проект налаживания собственной нефтепереработки — начал работу Новошахтинский завод нефтепродуктов. И уж тем более к его заслуге стоит отнести реализацию уже почти безнадежного проекта строительства Волгодонской АЭС, замороженной после развала СССР, равно как и приход таких серьезных инвесторов на ключевые предприятия области, как «Ростсельмаш», «Красный котельщик», НЭВЗ, НЭЗ, БКМПО и др. Во многом удалось решить и самый больной вопрос области — АПК. После длительного застоя в сельском хозяйстве и болезненного передела собственности на селе, появления крупных агрохолдингов и налаживания работы сельхозмашиностроения дела в АПК пошли на поправку. Если в 1970 году на Дону собрали рекордные 6,848 млн тонн зерна, то в бытность губернаторства Чуба эта цифра частенько переваливала за 7 млн тонн.

Именно при нем в области появилась практика создания «промышленных зон», в которых уже сегодня работают такие знаковые мировые производители, как Coca-Cola, PepsiCo, Ball Corporation, «Гардиан» и др. После своей отставки в 2010 году из большой политики господин Чуб не ушел и ныне сенаторствует в столице от далекой Мурманской области.

Совесть края

Яркой звездой федерального политического небосвода стал сосед господина Чуба по Югу России — экс-губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко. Как и подавляющее большинство российских губернаторов 90-х годов, Николай Кондратенко вышел в первые лица Кубани из числа бывших советских партийных функционеров. В июне 1987 года он был избран председателем Краснодарского краевого исполкома, а чуть позже, после резкой политизации общества и власти, стал главой кубанского краевого Совета народных депутатов. Наиболее ярко личность бывшего главы представительской власти Кубани раскрылась, когда его в 1996 году избрали губернатором Краснодарского края. К этому времени в Верховном Совете РФ, Совете Федерации и в местном политическом истеблишменте у Кондратенко сформировалась репутация человека «от сохи» (в СовФеде он был членом комитета по аграрной политике) и «радетеля за народ» (на выборах в Госдуму в 1995 году возглавлял региональный список блока «Власть — народу!»). На выборы он уже шел как кандидат от КПРФ, Народно-патриотического союза России и краснодарской общественно-политической организации «Отечество», победив с подавляющим преимуществом в 82% голосов, что и позволило Кремлю занести Краснодарский край в список одного из ярких звеньев «красного пояса».

Именно в ходе выборов к Николаю Кондратенко приклеилось прозвище Батька Кондрат, почтительно-уважительное среди кубанцев. На посту кубанского главы Кондратенко блистал красноречием и особым, отличным от Кремля, отношением не только к внутригосударственным, но и к международным вопросам. Еще в 1997 году, задолго до обострения «кризиса вокруг косы Чушка» осенью 2003 года, он однозначно высказался против каких бы то ни было территориальных претензий к Украине и за правомочность соседских притязаний на стратегический остров Тузла в Керченском проливе. Незадолго до начала второй чеченской войны он инициировал открытие в Краснодаре полпредства Ичкерии, чем привел в ярость Кремль. В 2001 году Николай Кондратенко неожиданно для многих отказался бороться за новый срок губернаторства, обосновав это почтительным возрастом (61 год) и пошатнувшимся здоровьем. Впрочем, знающие люди утверждали, что Батька пал жертвой собственного окружения, за которое он сам стоял горой перед федеральными властями. В Москве перед Кондратенко положили обширный список членов правительства и сотрудников краевой администрации, имеющих счета в зарубежных банках, замешанных в различных скандалах и махинациях, предупредив: либо эти люди больше не будут во власти, либо в ходе новой предвыборной кампании компромат будет предан огласке. Батька озадачился, потом перепроверил данные и с огромным сожалением убедился, что все изложенное — правда. После чего посчитал невозможным продолжать работу в своей должности, ибо отвечал за всех «своих» лично. Недаром нынешний кубанский губернатор Александр Ткачев называл своего предшественника «совестью нашего края».

Оживить калмыцкую степь

Еще одной яркой звездой региона, «выстрелившей» на федеральном и международном уровне, стал многолетний президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов. Став в 1993 году в 31 год самым молодым главой субъекта Федерации России, успешный бизнесмен (президент РСПП) с хорошими зарубежными связями сразу же проявил свои амбиции федерального игрока, попытавшись стать посредником в локальной гражданской войне между Кремлем и Верховным Советом РФ. В последующие годы он же пытался посредничать и во время гражданской войны в Ливии. В 1995 году заядлый шахматист Илюмжинов стал президентом ФИДЕ, а в сентябре 2011 года добился того, что по решению высших иерархов Амарапура маханикаи Шри-Ланки Калмыкия стала хранителем мощей основателя буддизма Будды Шакьямуни (хранятся в выстроенном по его инициативе крупнейшем в Европе буддийском хуруле «Золотая обитель Будды Шакьямуни»). Его же усилиями в Калмыкии несколько лет функционировала «свободная экономическая зона», возник единственный в России шахматный городок Сити-Чесс. Весь период руководства Кирсана Илюмжинова для местной экономики запомнился не столько общим падением уровня жизни и доходов населения из-за стагнации и банкротства ряда добывающих компаний и промышленных предприятий, сколько экстравагантными заявлениями и прожектами первого лица республики. Именно по его инициативе была начата кампания поиска инвесторов к проектам бурения самой глубокой в России скважины (6,5 км, углеводороды в Калмыкии залегают на значительной глубине), строительства космодрома в пустыне Черные Пески для коммерческих запусков, который должен был бы, по замыслу президента, стать заменой казахскому Байконуру, водопровода от Волги до Элисты и из Левокумского водохранилища (Ставропольский край) до калмыцкой столицы, судоходного канала «Евразия», соединяющего Каспийское и Азовское моря, и пр. Следует отдать должное неистощимому на задумки Илюмжинову: он не уставал путешествовать по странам, близким по вере к буддийской Калмыкии, в поисках зарубежных инвесторов, предлагая им то строительство фабрики по производству гофротары, то домостроительного комбината, то крупной ковровой фабрики из шерсти местного производства, то реконструкцию аэропорта, то строительство цементного и молочного заводов, заводов по производству удобрений и добыче углеводородов. В Калмыкии побывали едва ли не все крупнейшие мировые и отечественные не-фтехолдинги, изучая возможность нефтегазодобычи (Тота1, Royal Dutch Shell, ВР, Lundin Petroleum, ExxonMobil, Statoil, «КазМунайГаз» и др.), однако реальных проектов реализовано не было. В настоящее время господин Илюмжинов все внимание уделяет шахматам и бизнесу. Но, по мнению президента Фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова, в настоящее время он сохраняет гипотетическую возможность участия и в региональной политике.

Звезды второй величины

На небосклоне ЮФО отметились и иные федеральные политики, судьбы которых сложились по-разному, но все они так или иначе были связаны с Югом России. В аппарате полпреда президента заместителем по экономике у Дмитрия Козака работал многократный министр Александр Починок, яркая фигура федерального правительства из 90-х годов, запомнившаяся смелым оппонированием всесильному златоусту Виктору Черномырдину и выслушиванием жалоб о тяготах жизни от делегации шоу-бизнеса во главе с Примадонной. В ЮФО он отметился удивительной для госчиновника искренностью и пристальной работой по вскрытию нецелевых расходов региональных властей и попыток к сокращению затрат на административный аппарат. На встрече с представителями американского бизнеса в Ростове он рассказывал: «Недавно я возил в Ингушетию делегацию одной еврокомиссии. Один из ее членов спросил меня, показывая на жилое строение приблизительно в 3 тысячи квадратных метров, чей это дом. Я ему сказал, что это дома наших безработных. Тот как-то притих и заметил, что у него в Шотландии родовой замок меньше». Именно Починок инициировал вопрос о строительстве нового аэропортовского комплекса Ростова-на-Дону и расширении Ростовской агломерации. В последние годы жизни представлял в Совете Федерации Краснодарский край, где прочувственно выступал за развитие виноградарства и виноделия региона, — бывший министр труда был известен своей одной из лучших в России коллекций вин.

Несколько лет проработал на Юге России и экс-президент Олимпийского комитета РФ Леонид Тягачев, с 2006 года став сенатором от Ростовской области. Личный инструктор Владимира Путина по горнолыжному спорту господин Тягачев неоднократно приезжал на Юг по различным поводам, а во время одного из визитов то ли в шутку, то ли всерьез пообещав как глава ОКР сделать Ростов-на-Дону «столицей Олимпийских игр». После чего эти слова несколько в искаженном виде, очевидно, «попали богу в уши», и хозяйкой Олимпиады был избран… Сочи. За эти годы в ЮФО начали строиться бассейны, стадионы, спорткомплексы, а в декабре 2012 года под режиссурой Леонида Тягачева даже был снят обучающий фильм по катанию на горных лыжах в главной роли с самим Владимиром Путиным.

В последние годы количество прошедших через горнило Юга России федеральных «звезд» неуклонно растет. Так что следующее 15-летие, бесспорно, подарит нам ряд новых ярких и масштабных личностей.


Автор: Ярослав Потапов