Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Отзывы о «Вестнике» (3337)
Место в истории (3906)
Оно гарантировано губернатору Дона в случае, если сказка о ростовском метро станет былью
Никита Логвинов  
Разделяй и властвуй (3209)
Губернатор Василий Голубев принял решение о создании регионального правительства
Никита Логвинов  
Попасть в первую группу регионов—реально (3400)
Для этого необходимо коренным образом улучшить на Дону ситуацию в инвестиционной сфере, жилищном строительстве и сельском хозяйстве
Юрий Зерщиков, первый заместитель председателя Законодательного собрания Ростовской области  
Острая потребность в поиске новых решений (3345)
Донская стратегия по-прежнему направлена на развитие производства, и прежде всего стартапов
Николай Присяжнюк, президент Торгово-промышленной палаты Ростовской области  
«Брокер-Юг»: наши партнеры — наша репутация (6829)
«Ностальгия»: оазис в бетонных джунглях (3602)
Богатство — не порок? (3506)
Ряд региональных глав зарабатывают больше президента и премьера
Никита Логвинов  
Миллиардеры ушли в тень (3584)
Число официально сверхбогатых ростовчан сократилось вдвое
Сергей Семенов  
Поехали! (4568)
К 2030 году качество, безопасность и экологичность всех составляющих транспортного процесса на Дону должны повыситься до мировых стандартов
Никита Логвинов  
Транспортный каркас для всего Юга (3751)
Сергей Сильвестров, проректор Финансового университета при Правительстве РФ  
Второй по счету, первый по мощности (3603)
Крупнейшее не только в России, но и в мире производство стекла Guardian будет запущено в Ростовской области
Максимальная оптимизация затрат— конкурентоспособное преимущество ИП Калашник (4212)
Марина Коренец  
Жизнь без незваных гостей (3629)
Инновационную систему дератизации предлагает ООО «Профессионал-ЮФО» в сотрудничестве с ИП Анатолий Александрович Авдеев
Марина Коренец  
Строители нового качества жизни (4641)
Ассоциация строительных организаций «Комстрой» осваивает комплексную застройку
Миллионы на обновление (4286)
Рынок сельхозтехники не рухнул в кризис благодаря господдержке
Елена Капустина  
Сергей Михалев: «Донское машиностроение славится качеством производимой техники» (4323)
Кирилл Власенко  
За державу обидно (3606)
Совладелец «Ростсельмаша» пытается привлечь внимание к проблемам агропромышленного комплекса
Елена Капустина  
Сэндвичи для индеек (3787)
Вадим Ванеев, генеральный директор ГК «Евродон»: «Интерес к индейке в других регионах очень большой, особенно после громкого визита к нам Владимира Путина»
Сергей Семенов  
Колбасные перспективы (11263)
Южные производители мясопродуктов находятся в относительно более выгодном положении, чем их коллеги из центра. Но до федерального уровня дорос пока только один игрок.
Наталья Яценко, Ирина Мордовцева  

 

«Быть крупным предприятием и быть лидером — разные вещи»

№ 4 (46) (2011)
Количество просмотров: 4896
Версия для печати


В настоящее время РКЗ «Тавр», согласно данным независимых аналитиков, занимает в ТОП-10 седьмое место из почти 3,5 тыс. российских предприятий отрасли, с долей 1,5% федерального рынка. В течение трех лет компания планирует войти в пятерку крупнейших игроков. Но, как уверяет Артур Давидьян, «Тавр» остается и будет оставаться в большей степени южной компанией.

В далекие семидесятые Ростовский колбасный завод уже был крупнейшим в регионе. В 1991-м вместе с Ростовским мясокомбинатом и свиноводческим хозяйством в Батайске он был преобразован в ЗАО «Тавр», которое в 1998 году оказалось на грани банкротства. Проблемные активы «взял под крыло» владелец крупнейшего на Юге и одного из крупнейших в России табачного производства «Донской Табак» Иван Саввиди. Уже в 2001 году завод возвращает свои лидерские позиции в регионе и к настоящему времени довел свою долю на рынке мясопереработки в ЮФО до 22%, а на рынке Ростовской области — до 60%. В 2004 году табачные, мясные, торговые и агропромышленные активы, подконтрольные Ивану Саввиди, объединились в агропромышленный холдинг «Группа Агроком», который с 2005 г. начинает приобретать региональные и зачастую проблемные «мясные» активы. Первыми в состав ГК «Тавр» вошли Морозовский и Новороссийский мясокомбинаты. В конце 2009 года — «Мясоптицекомбинат Матвеево-Курганский», находившийся в стадии банкротства. В сентябре 2010 года — производственный комплекс в пос. Зимовники Ростовской области. В апреле 2011-го компания «Атлантис-Пак» — один из глобальных лидеров в сфере производства пластиковых колбасных оболочек и, пожалуй, единственное «беспроблемное» приобретение «Агрокома».

Однако поглощение не самых благополучных предприятий и расходы на их модернизацию не приостановили рост «Тавра», а новые члены команды стремительно выбрались из провалов, почти так же, как когда-то сам «Тавр». Как были достигнуты эти результаты, а главное, что дальше, «Вестнику экономики» рассказал Артур Давидьян, первый заместитель исполнительного директора ООО «РКЗ «Тавр».

Не только деньги

— РКЗ «Тавр» вышел из предбан-кротного состояния в 1998 году в абсолютные лидеры ЮФО и в десятку лидеров РФ примерно лет за 10. Как правило, это связывают с вхождением в бизнес «Донского Табака» с его мощными финансовыми возможностями. Насколько это справедливо?

— Только финансовыми вливаниями такой успех обеспечить нельзя. Я начну с другого.

Основной костяк команды «Тавра» формируют люди, которые работают здесь 20, 30, 40 лет. Это предприятие, где слова «трудовая династия» — не просто красивая фраза, а реальность. «Тавр» за многие годы скопил серьезный, мощный профессионализм и опыт в области производственных и рецептурных технологий — это и по сей день самая сильная его сторона. Более того, наши технологи — это неприкосновенная каста. Ни маркетологи, ни топ-менеджеры не имеют влияния на технологическую службу, а некоторые ее разработки остаются тайной за семью печатями. Но, как это часто бывает, когда развитие идет в одну какую-либо сторону, можно упустить в других моментах, и поэтому компания не очень хорошо переживала определенную часть своей деятельности, а именно конец 90-х годов. Поэтому когда к технологической истории и опыту добавились управленческие навыки, привнесенные «Донским Табаком», а позднее — Группой «Агроком», развитие пошло совсем другими темпами, потому что стало комплексным.

В первой декаде двухтысячных полностью изменилась система дистрибуции, и это дало определенный импульс развитию, ведь мало произвести пусть даже самый лучший продукт, надо уметь его продать. Были серьезно упорядочены и улучшены бизнес-процессы, организация производства. Ну и, конечно же, благодаря серьезным инвестициям было закуплено высокопроизводительное оборудование ведущих фирм Западной Европы. И спустя всего год объемы производства возросли в четыре раза. Но, повторюсь, все это дало такой мощный эффект только потому, что наложилось на уже существующую благодатную почву технологического опыта.

— Насколько сейчас вы зависимы от финансирования «Агрокомом»?

— На текущий момент мясной бизнес Группы «Агроком» — это самодостаточная единица.

— Ваши относительно новые активы будут развиваться по пути столь же универсального производства, как РКЗ «Тавр»?

— Все приобретения мы делали, преследуя главной целью производственную специализацию, которая обеспечивает серьезные конкурентные преимущества как с точки зрения экономики, так и с точки зрения оттачивания вкусовых качеств каждого вида продукции. Когда определенный коллектив набивает руку на чем-то одном, это очень удобно.

Новороссийский мясокомбинат — это исключительное колбасное производство, там нет бойни. И этот мясокомбинат загружен достаточно серьезно, их фокусная территория — Черноморское побережье и часть Краснодарского края. Морозовский мясокомбинат сейчас не имеет своей переработки.

На базе Матвеево-Курганского мясокомбината есть бойня, но это наша специализированная площадка по варено-копченым и полукопченым колбасам. Запустив этот завод в марте прошлого года, мы действительно за этот год добились серьезных изменений. Мы перераспределили объемы, и группа варено-копченых и полукопченых колбас очень серьезно выросла. Кроме того, специализированное оборудование, которое мы там установили, обеспечивает более высокое качество колбас, нежели универсальное.

Зимовники тоже имеют колбасное производство, но его мы специализировали на выпуске халяльной продукции, которая выпущена по канонам ислама, в ней используется только говядина, птица.

— РКЗ «Тавр» останется универсальным производством или же перейдет на специализированное производство элитной продукции?

— Мясной рынок таков, что добиться больших объемов исключительно с помощью деликатесной продукции нельзя. Компании, которые специализируются на производстве деликатесов, очень малочисленны и достаточно невелики. Для нас же важно постоянно увеличивать продажи сырокопченостей и деликатесов, а также поддерживать продажи массовых продуктов. Соответствующим образом мы корректируем наши мощности, но сужать производство не собираемся.

Свое — вкуснее

— Что вы считаете своим самым сильным конкурентным преимуществом?

— Вкус. Не секрет, что у продукции «Тавра» ярко выраженный индивидуальный вкус. Многие российские участники рынка называют это южным вкусом, отличающимся большим количеством специй, нежели в умеренных московских колбасах. Этот вкус отчасти привычен югу традиционно, в силу смешения многих южных и кавказских гастрономических пристрастий и кухонь, отчасти воспитан нами же. Наш рынок с удовольствием потребляет такую продукцию. И мы хотим предложить нашу продукцию и наш вкус за пределами ЮФО. Первые ласточки уже есть: в конце декабря наша продукция появилась в Подмосковье, в средней полосе России, наша задача сейчас — просто расширяться дальше, используя имеющийся багаж.

— ГК «Тавр», по мнению аналитиков, обладает на сегодняшний момент самой крупной собственной сырьевой базой среди российских мясокомбинатов. Это «наследство» — планомерная стратегия или вынужденная необходимость?

— Если говорить про специфику мясного рынка, то вкус колбасы и других мясопродуктов в большой степени определяется сырьем, которое используется при их изготовлении. Мы, по-прежнему отдавая дань традициям, используем очень много охлажденного мяса. Этим мы выгодно отличаемся от многих компаний, в том числе и от лидеров рынка, как правило, московских компаний. Для этого мы в середине двухтысячных начали строить и активно наращиваем свою сырьевую инфраструктуру. Прежде всего нашего ЗАО «Батайское», основанного в 1956 году как образцово-показательное советское предприятие по производству высококачественной свинины и с тех пор работающее почти исключительно на «Тавр», тогда еще Ростовский колбасный завод. В 2007 году был завершен проект с бюджетом свыше 580 млн рублей по модернизации и увеличению производственных мощностей ЗАО «Батайское» — ныне самого крупного свиноводческого хозяйства Ростовской области. Мы создали бойни в Матвеевом Кургане, в Морозовке, в Зимовниках, эти три объекта специально вошли в инфраструктуру, чтобы обеспечивать постоянный приток охлажденного мяса, преимущественно КРС.

Такая сырьевая база позволяет нам поддерживать достаточно широкую линейку продукции. Ведь чем отличаются многие предприятия в нашей стране? Тем, что они сконцентрированы в какой-то одной группе. Ведь, например, для того чтобы производить хорошую деликатесную продукцию, можно работать исключительно с охлажденным мясом. А вот для массовой продукции экономкласса используется и замороженное сырье. Разрываться между этими двумя направлениями, не имея емкой собственной сырьевой базы, чрезвычайно сложно. Кроме того, собственная сырьевая база дает нам возможность осваивать активно растущие сегменты рынка, такие как охлажденное мясо, продукты быстрого приготовления и т.д.

— А как обстоят дела с говядиной — самым проблемным и самым импортозависимым сегментом в России?

— С говядиной действительно сложнее, но пока нам удается находить охлажденное мясо. Своих собственных ферм и откормочных цехов КРС у нас нет, зато по ЮФО мы самые крупные покупатели КРС у сельхозпроизводителей в Ростовской области, Краснодарском крае, в северокавказских республиках, в Калмыкии, где сложилось достаточно серьезное поголовье КРС. Это мясо мы обрабатываем на своих бойнях, в Морозовском и Зимовниковском мясокомбинатах, которые обеспечивают нам основную часть охлажденной говядины, кроме того, мы докупаем говяжье мясо на кости у других боен в регионе.

Так что, несмотря на все сложности и на то, что компания имеет официальный статус квотодержателя, мы все равно упрямо продолжаем использовать КРС, который забиваем сами. Для этого, собственно говоря, мы строили свою сырьевую инфраструктуру, у нас выстроены действительно долгосрочные отношения с теми фермами, с которыми мы работаем.

Все это позволяет нам нивелировать ценовые скачки, т.к. у нас в руках, скажем так, больше инструментов, чем у других предприятий. Это то, чего мы добивались долгие годы, — обеспечить себе свободу выбора. Но в колбасном производстве нужно учитывать такой фактор, как баланс сырья. Мы все равно нуждаемся в импорте — это позволяет нам иметь широкую линейку продукции — от самой демократичной по цене до самых высоких деликатесов.

На Юге стало тесно

— Войти в пятерку крупнейших в России мясоперерабатывающих предприятий — это стратегическая цель компании или рубеж вытекает «сам собой» из динамики развития предприятия в последние годы?

— Мы не ставим перед собой такую цель — попасть в первые строки рейтингов, ведь быть крупным предприятием и быть лидером — это разные вещи. Можно быть гигантом, но при этом иметь устаревшие продукты, которые по инерции еще покупают или из-за отсутствия альтернативы, и от которых с легкостью откажутся, как только появится что-то лучше. Наша задача — оставаться действительным лидером прежде всего в потребительских предпочтениях, но при этом еще и обеспечивать определенную динамику своего развития. Это главные условия развития бизнеса, поскольку те же инвестиции в модернизацию, в разработку и поддержку новых технологий невозможны, когда прибыль не растет заданными темпами. А сохранять и наращивать эти темпы можно, лишь увеличивая долю рынка. То, что с этим приходят рейтинги, это уже следствие, а не самоцель.

— Все ваши приобретения тоже ради увеличения доли рынка?

— Наши приобретения позволили нам сформировать сбалансированную производственную инфраструктуру, которая отлично взаимодействует и с сырьевым, и со сбытовым направлениями. Сложившаяся структура имеет серьезный резерв роста в своем регионе, поэтому мы считаем на текущий момент, что масштабов нашего производства для Юга вполне достаточно даже с учетом растущего спроса и повышения доли рынка.

— То есть вы хотите сказать, что на Юге вы больше ничего покупать не будете? А ведь так много всего продается и наверняка вам предложения поступают…

— Мы получаем их ежедневно. Но с точки зрения соотношения мощностей и рынка, на текущий момент в ЮФО у нас достаточный резерв и для удовлетворения спроса, и для роста. Поэтому наши взоры на приобретение производственных активов направлены за пределы ЮФО.


Автор: Наталья Яценко, Юлия Смолянова