Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Читатели о «Вестнике» (3484)
Южный федеральный: перезагрузка (3634)
«Он — состоятельный человек, воровать ему, к счастью, не надо», — говорит об Александре Хлопонине глава Счетной палаты Сергей СТЕПАШИН
Никита Логвинов  
Магомедсалам Магомедов: «Дорогу осилит идущий» (3631)
Юнус-Бек Евкуров: «Основной наш инвестор — государство» (3531)
Экономика Ингушетии, в отличие от других субъектов, в меньшей степени подвержена влиянию кризиса.
Арсен Каноков: «Способны и сами зарабатывать» (3623)
Считаю, Кабардино-Балкарии удалось минимизировать последствия кризиса.
Борис Эбзеев: «Инвестпроекты решат проблему занятости» (3664)
Таймураз Мамсуров: «Укрепляемся как привлекательная территория» (3458)
Рамзан Кадыров: «Привлекать внебюджетные средства» (3626)
Итоги. 10 лет ЮФО (6363)
Елена Бакеева, Сергей Деркачев  
Отрасль непрерывного накаливания (4084)
За 10 лет энергетика ЮФО от дефицита мощностей приблизилась к их переизбытку
Алла Резникова  
Из «Искры» возгорелся «Вестник» (3468)
Журналы ИД «МедиаЮг» стали обладателями сразу двух престижных премий в области СМИ
Формула ЮФУ (5099)
Южный университет формирует инновационный потенциал региона
Ирина Родина  
Экономный платит дважды (4038)
Бюджеты всех регионов Юга России дефицитны, но при этом по-прежнему социально ориентированы
Сергей Дергачев  
«Сочи — это круто!» (3731)
Владимир Путин полагает, что олимпийский проект отныне не нуждается в рекламе
Ирина Дымова  
«Банковский сектор восстанавливает позиции» (4450)
2010-й может стать годом стабилизации для финансового рынка
Клиенты с запасом прочности (3498)
Корпоративный сегмент в 2010 году будет наиболее привлекательным для банков
Анатолий Дьяков, маркетолог  
Фаза доверия (3687)
Фондовый рынок Юга России нашел потенциал для роста
Ирина Замулина  
Бонусы за стойкость (3466)
Только 23% жителей Ростова получили премии по итогам 2009 года
Транспортная устойчивость (4369)
В 2010 году грузоперевозчики Юга России рассчитывают на стабилизацию рынка
Сергей Семенов  
Закрепить позиции на рынке поможет банк (3568)
Расчетно-кассовое обслуживание в СКБ-банке — удобно, выгодно и современно

 

Полевой полис

№ 01 (33) (2010)
Количество просмотров: 3620
Версия для печати


Рынок страхования сельхозрисков сегодня является одним из самых противоречивых и неравномерно развивающихся. Наличие большого количества «серых схем» и недобросовестных компаний в сочетании с несовершенным федеральным законодательством и дефицитом средств у сельхозпроизводителей очень сильно тормозят его. А небольшое число клиентов по агрострахованию не позволяет страховщикам снизить тарифы на услугу. При этом потребность села в страховой защите очень велика. Юг России является зоной рискового земледелия, и убытки, которые несут крестьяне из-за погодных условий, исчисляются десятками миллионов. Ожидать роста рынка можно будет лишь с укреплением позиций сельхозпроизводителей, которое пока идет очень медленно.
Старая игра по новым правилам

Порядок на рынке страхования сельскохозяйственных рисков государство пыталось навести уже не раз. Бюджетные средства, выделявшиеся на субсидирование расходов хозяйств на страхование, не приносили отдачи, так как они направлялись не на погашение убытков в результате страховых случаев, а просто распределялись между хозяйствами. В 2005 году такое нецелевое расходование подтвердил и ряд аудиторских проверок. Значительная часть игроков в это время работали по так называемым «серым схемам». «Схемное» страхование не имеет ничего общего со страхованием, — уверена Деляра САНГАДЖИЕВА, начальник управления агропромышленного страхования ОСАО «Ингосстрах». — Ведь страхование — это передача риска в третьи руки за определенную цену и право получить возмещение не в проценте от оплаченной премии, а в размере страховой суммы, которая минимум в 10 раз превышает сумму уплаченной премии сельхозтоваропроизводителем. Цель господдержки на страхование — обеспечить снижение финансовой нагрузки на сельхозтоваропроизводителя по уплате страховой премии и повышению его мотивации к приобретению страховой услуги. «Схема» — это лишь манипуляция бюджетными средствами и, соответственно, их нецелевое использование».

Однако госдотации не сокращались, и если в 2005 году их объем составлял 1,9 млрд. рублей, то в 2007-м он достиг уже 3,4 млрд. рублей. Самый серьезный шаг на пути урегулирования рынка государство предприняло в конце 2008 года. Тогда было издано постановление об утверждении правил выделения субсидий регионам на компенсацию затрат сельхозпроизводителей на страхование от неурожая в 2009–2011 годах. В правилах были сформулированы требования к компаниям, работающим с сельским хозяйством: СК должна была иметь рейтинг надежности, чистые активы не менее 850 млн. рублей и не более 20% сельхозстрахования в портфеле. Предполагалось, что эти меры очистят рынок от «серых схем» и ненадежных компаний.

Шаг вперед и два назад

Однако уже 1 сентября Верховный суд признал недействующими повышенные требования к сельхозстраховщикам. А за то время пока разрабатывались, а затем оспаривались новые правила, было освоено меньше половины бюджетных средств, а это значит, что помощь при потере урожая или имущества смогли получить очень немногие хозяйства. К вопросу об упорядочении рынка агрострахования власти вернулись уже в январе 2010 года и утвердили новые Правила предоставления бюджетных субсидий. В отличие от предыдущих, они не содержат требований к размеру собственных средств, наличию рейтинга и к структуре портфеля страховщиков, занимающихся сельхозстрахованием с господдержкой.

Но большого резонанса эти изменения тоже не вызвали. «Идея установления некоторых критериев для страховых компаний в агростраховании носила позитивный характер, хотя и, с точки зрения законодательства, была не совсем корректной, — считает Евгений ЧЕРЕМЕНИН, вице-президент «АльфаСтрахования», директор Южного регионального центра. — Суть ее в повышении финансовых требований к СК, которые берут на себя многомиллионные риски. В случае наступления соответствующих убытков правительство стремилось обеспечить селянам гарантии выплат. Но и отмена пунктов, касающихся требований к финансовой устойчивости страховщиков и гарантиям по выполнению ими своих обязательств через организацию системы перестрахования, принятых Постановлением Правительства РФ № 1091 от 31 декабря 2008 г., безусловно, повысит риски невыплат в агростраховании. В этой ситуации, расширяя конкуренцию на рынке агрострахования, регулятору необходимо позаботиться о повышении контроля над страховыми компаниями в части предлагаемых страховых продуктов и условий страхования».

По словам игроков и аналитиков, очистить рынок от «серых схем» и недобросовестных СК пока не удается. «Схемы на рынке как были, так и остаются, — убежден руководитель дирекции страхования предприятий АПК «ВСК» Николай ЛЕОНИДОВ. — С помощью новых правил часть компаний, работающих по такому принципу, была отсеяна, но они все равно находят пути для проникновения. И именно поэтому многие серьезные страховщики не заходят на этот рынок». «На государственном уровне до сих пор не сформировано четкого отношения к страхованию в сельском хозяйстве, — добавляет Деляра Сангаджиева. — Те варианты законопроектов «О сельскохозяйственном страховании», которые сейчас существуют, не корреспондируются с российской системой страхования в целом». С этим соглашается и руководитель отдела развития консалтинговой компании MOST Marketing Иван КАЛИНИН: «Судя по тому, в каком состоянии находится сегодня сельское хозяйство, приходится признать, что данный пакет мер еще недостаточно активно помогает развиваться отрасли, и даже выделяемые средства не позволяют ей чувствовать себя уверенно и стабильно».

Недоступная защита

Рынок сельхозстрахования, несмотря на все старания правительства, все же остается слаборазвитым. Сегодня он состоит из двух неравных частей: добровольного и страхования с государственной поддержкой, на которое приходится более 70% всех взносов. «Проблема заключается в отсутствии страховой культуры у сельхозтоваропроизводителей, — говорит Деляра Сангаджиева. — Рынок потребления этой услуги складывается из трех основных групп потребителей. Первая группа — клиенты «схемных» компаний. Вторая — пришедшая к страхованию по требованию инвестора (вмененное страхование). Третья группа, самая малочисленная — реальные потребители, добровольно страхующие свои производственные риски. Из этих трех групп только третья внимательно изучает договоры и хочет понять, как им будут выплачиваться убытки и в каком размере. Вторая группа тоже реальные потребители страховой услуги, но, как правило, желание купить дешевый полис превалирует над вопросом его эффективности. Проблемы начинаются в тот момент, когда происходит убыток и клиент приходит в страховую компанию». По словам госпожи Сангаджиевой, аграрии должны в первую очередь получить у страховой компании полные разъяснения всех пунктов договора и правил страхования, а также пошаговый порядок их действий в случае реализации страхового события.

О том, что потребность в страховых продуктах, несмотря на их недоступность, есть, говорят факты выплат, которые в прошлом году осуществили страховщики. Так, «Ингосстрах» выплатил 12,7 млн. рублей пострадавшему от засухи крестьянско-фермерскому хозяйству Ханбахадова и 7,5 млн. рублей ЗАО «Прогресс» Волгоградской области, 9,2 млн. СПКК «Степные зори» Ставропольского края, где из-за заболевания растений и сильного града были повреждены посевы пшеницы, 4,4 млн. руб. СПК «Племзавод «Гигант» в Калмыкии за поврежденные из-за вымерзания посевы озимых культур. «Обращений по возмещению убытков в прошедшем году в нашей компании стало больше, — отметил и Евгений Череменин. — Во-первых, мы увеличили свою долю на рынке, а во-вторых, было очень много природных катаклизмов. Так, в Дубовском районе Ростовской области в результате заморозков в период весенней вегетации хозяйство не собрало урожай в запланированном объеме. В результате июньского урагана на Кубани пострадали 11 кровель сельскохозяйственных складов для хранения урожая в ОАО «Восход». Этим и другим пострадавшим клиентам «АльфаСтрахования» в установленные сроки выплачена страховая компенсация».

Однако это скорее исключения из общей картины страховой защиты сельского хозяйства. «В 2009 году, несмотря на широкий потенциал рынка агрострахования, произошло значительное сокращение страховых сборов, — сообщил господин Череменин. — Стагнация рынка объяснима. Количество надежных страховщиков, занимающихся сельхозрисками на федеральном уровне, весьма невелико. При этом, как правило, рынок сельскохозяйственного страхования остается закрытым, а количество застрахованных хозяйств не превышает 8-10%». При этом большая часть страховых сделок не обеспечивает установленные требования, изложенные в нормативных актах Правительства РФ. Будучи в Самарской области, премьер-министр РФ Владимир ПУТИН обратил внимание руководства Минсельхоза РФ на слабое развитие страхования на селе. Например, в период засухи 2009 года в 15 субъектах РФ был введен режим чрезвычайной ситуации, в том числе — в Волгоградской, Ростовской и Астраханской областях, в республиках Калмыкии, Кабардино-Балкарии, Ингушетии, Северной Осетии-Алании и Карачаево-Черкесии. По данным Минсельхоза, тогда пострадало 8 152 хозяйства. Из них были застрахованы и получили страховую компенсацию всего 4%.

Низкий спрос на добровольное страхование сельхозрисков объясняется традиционно просто — недостатком средств у селян. По данным специалистов, среднему хозяйству требуется около 1 млн. руб. на страховку. «У крестьянина просто не хватает денег на страховку, — считает директор департамента по филиальной сети компании «ЭНИ» Александр ФЕДОСЕЕВ. — Ведь для посевной ему нужно купить семена, удобрения, горюче-смазочные материалы, обновить парк техники, то есть приобрести все то, без чего он не сможет работать». Юг России находится в зоне резко континентального климата, а значит, всегда есть риск гибели урожая, поэтому тарифы, применяемые компаниями, оказываются тоже достаточно высокими. «Тарифы формируются на основе многих показателей, — рассказал Евгений Череменин. — Например, при страховании урожая берутся в расчет: вид культуры, регион, наличие и качество уборочной техники, финансовое состояние хозяйства, величина франшизы, история убытков сельхозпроизводителя». «Мы просто не можем заключать договоры по более низким тарифам, ведь они рассчитываются исходя из научных исследований и статистических данных Минсельхоза, — подчеркнул Николай Леонидов. — А если страховщик необоснованно снижает тарифы, то при наступлении страхового события он либо понесет большие убытки, либо постарается уйти от выплат».

Больше — значит дешевле

Страхование может быть доступным и действенным инструментом, считают участники рынка. Однако пока для этого не хватает нескольких факторов. «Если бы за страхование не на словах, а на деле взялись несколько крупных СК, и в нем бы участвовали около половины ростовских хозяйств в разных зонах области, то шло бы распределение, — говорит Александр Федосеев. — Допустим, на востоке посевы вымерзли, и мы обязаны возместить ущерб, а на севере сохранились. За счет территориального распределения и массовости страховщик бы мог перекрыть убытки и даже остаться в прибыли. А тарифы на страхование с учетом господдержки при этом могли бы быть вполне приемлемы». А если страховка будет ежегодной и средства на нее планировать, как и на другие нужды, то она себя оправдает.

Возможно, именно такой вариант развития сможет спасти рынок агрострахования. Вопрос лишь в том, сколько времени на это потребуется. Ведь пока что идет только снижение сборов СК. «Скорее всего, в текущем году эта тенденция сохранится, несмотря на позитивные сигналы российской экономики, — убежден Евгений Череменин. — Падение сборов может составить до 10% по сравнению с 2009 годом. Но я убежден, что это станет проверкой на прочность, страховой рынок выйдет из кризиса более здоровым, более готовым к жесткой конкуренции».

На позитив нацелены и другие специалисты. «Интерес к страхованию будет возрастать хотя бы потому, что это требование современного бизнеса, — уверен Николай Леонидов. — Сознание селян меняется, и они все равно будут изыскивать средства для покупки страховок, потому что поймут, насколько это важно. Ведь уже сейчас мы наблюдаем, как руководители хозяйств все чаще страхуют свое личное имущество». «Добровольное агрострахование есть, и рынок будет расти, потому что это хороший рыночный инструмент, и он будет работать, если, конечно, приобретать его у серьезного, профессионального страховщика, — говорит Иван Калинин. — Правда, пока воспользоваться этим инструментом могут эффективные компании, у которых хватает средств оплачивать подобные страховки».

Страховка по принуждению

По данным исследований рейтингового агентства «Эксперт РА», вопрос об объединении всех страховщиков, занимающихся агрострахованием с государственной поддержкой, назревал давно. Он зародился в конце 90-х годов и был занят специализированными, в то время государственными страховщиками группы «Поддержка». В 1995 году при содействии Минсельхоза была создана ассоциация «Агропромстрах», в которую помимо специализированных компаний вошли и почти все остальные страховщики, работавшие в этом сегменте. Сегодня «Агропромстрах» объединяет десять компаний. На их долю в последние годы приходилось до 70% всех договоров страхования урожая с государственной поддержкой.

В 2007 году был создан Национальный союз агростраховщиков (НСА), основной задачей которого стало продвижение на аграрный страховой рынок «классического» страхования. Сегодня НСА объединяет 39 из 69 агростраховщиков, среди которых представлены все крупнейшие игроки российского страхового рынка.

При поддержке НСА в утвержденной Правительством РФ концепции развития сельхозстрахования до 2020 года была разработана тема обязательного страхования сельского хозяйства от катастрофических и природных рисков. В ней упоминается о планах введения данной системы. Основной вопрос заключается в создании законодательной базы для введения системы обязательного страхования сельского хозяйства от катастрофических и природных рисков. Создание системы обязательного страхования позволило бы решить множество проблем, присущих страхованию добровольному, а именно: ввести единую страховую документацию, единый порядок расчета стоимости, систему скидок за безубыточное страхование. Данный подход позволил бы сделать страхование сельхозкультур прозрачным и понятным для всех участников рынка.

По оценкам экспертов, размер взноса в этом случае будет очень невысоким — в пределах 1-2% от страховой суммы. С учетом субсидии для хозяйств это приемлемая цена. Такой полис позволит обеспечить устойчивость функционирования хозяйства. Что бы ни случилось, у него будут деньги, чтобы в следующем году осуществить сев. Более того, учитывая опыт введения обязательного страхования автогражданской ответственности, подобное нововведение позволит улучшить культуру страхования в этой отрасли.


Автор: Елена Бакеева