Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Читатели о «Вестнике» (3549)
Южный федеральный: перезагрузка (3694)
«Он — состоятельный человек, воровать ему, к счастью, не надо», — говорит об Александре Хлопонине глава Счетной палаты Сергей СТЕПАШИН
Никита Логвинов  
Магомедсалам Магомедов: «Дорогу осилит идущий» (3689)
Юнус-Бек Евкуров: «Основной наш инвестор — государство» (3593)
Экономика Ингушетии, в отличие от других субъектов, в меньшей степени подвержена влиянию кризиса.
Арсен Каноков: «Способны и сами зарабатывать» (3690)
Считаю, Кабардино-Балкарии удалось минимизировать последствия кризиса.
Борис Эбзеев: «Инвестпроекты решат проблему занятости» (3724)
Таймураз Мамсуров: «Укрепляемся как привлекательная территория» (3520)
Рамзан Кадыров: «Привлекать внебюджетные средства» (3691)
Отрасль непрерывного накаливания (4146)
За 10 лет энергетика ЮФО от дефицита мощностей приблизилась к их переизбытку
Алла Резникова  
Из «Искры» возгорелся «Вестник» (3531)
Журналы ИД «МедиаЮг» стали обладателями сразу двух престижных премий в области СМИ
Формула ЮФУ (5165)
Южный университет формирует инновационный потенциал региона
Ирина Родина  
Экономный платит дважды (4092)
Бюджеты всех регионов Юга России дефицитны, но при этом по-прежнему социально ориентированы
Сергей Дергачев  
«Сочи — это круто!» (3797)
Владимир Путин полагает, что олимпийский проект отныне не нуждается в рекламе
Ирина Дымова  
«Банковский сектор восстанавливает позиции» (4503)
2010-й может стать годом стабилизации для финансового рынка
Клиенты с запасом прочности (3559)
Корпоративный сегмент в 2010 году будет наиболее привлекательным для банков
Анатолий Дьяков, маркетолог  
Фаза доверия (3745)
Фондовый рынок Юга России нашел потенциал для роста
Ирина Замулина  
Бонусы за стойкость (3534)
Только 23% жителей Ростова получили премии по итогам 2009 года
Транспортная устойчивость (4462)
В 2010 году грузоперевозчики Юга России рассчитывают на стабилизацию рынка
Сергей Семенов  
Закрепить позиции на рынке поможет банк (3631)
Расчетно-кассовое обслуживание в СКБ-банке — удобно, выгодно и современно

 

Итоги. 10 лет ЮФО

№ 01 (33) (2010)
Количество просмотров: 6431
Версия для печати


В нынешнем году Южный федеральный округ отметит свой первый юбилей — 10 лет со дня образования.

За прошедший период ЮФО, развивавшийся в единой тональности со страной, из региона с низкой динамикой экономики, безработицей, значительной долей теневых компаний и криминальных структур сумел стать инвестиционно привлекательной территорией с хорошим промышленным и сельскохозяйственным потенциалом. ИД «МедиаЮг» начинает серию публикаций о социально-экономическом и политическом развитии округа за прошедшие 10 лет и о становлении института полномочного представителя президента в РФ.

Почти 10 лет назад Указом президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. № 849 «О полномочном представителе президента Российской Федерации в федеральном округе» образован институт полномочных представителей президента РФ в федеральных округах РФ. Тогда же был утвержден перечень федеральных округов. Южный федеральный округ из числа других регионов выделялся небольшим размером (3,5% от территории России) и, пожалуй, самым большим списком проблем, основными из которых были отсталая экономика, безработица и военные конфликты в республиках Северного Кавказа. Противоречия между Центром и регионами, между коренными народами и переселенцами копились здесь много лет. А на фоне общего экономического спада в стране в северокавказских республиках падение экономических показателей было наиболее ощутимо.

Социальная напряженность тоже сохранялась во всех субъектах региона. По данным на 2004 год, долги по зарплате в среднем по России составляли 160% к фонду оплаты труда предприятий-должников, в Южном округе в целом — 210%.

Другим показателем, сдерживающим рыночное развитие округа, стала теневая экономика. Как отметил председатель Ростовского областного комитета Госстатистики Владимир ЕМЕЛЬЯНОВ, органы статистики в расчетах ВРП производят оценку отдельных ее составляющих, однако значительная часть теневой экономики, так называемой нелегальной деятельности, остается неучтенной. При этом, по косвенным оценкам, например, по обеспеченности собственными автомобилями граждан или развитию жилищного строительства, можно судить о ее масштабах.

Неудивительно, что все эти факторы сдерживали приток инвестиций в округ. На одном из совещаний тогдашний полпред в ЮФО, а ныне вице-премьер Правительства РФ Дмитрий КОЗАК заявил, что на одних только бюджетных вливаниях экономика региона развиваться не может, и рекомендовал руководителям субъектов ЮФО искать внутренние резервы. Одним из них были названы координация региональных и местных властей в борьбе с нецелевым использованием средств и коррупцией. Для этого необходимо было обеспечить «прозрачность деятельности органов власти и бороться с недобросовестной конкуренцией».

Первым замкнутый круг удалось разорвать Краснодарскому краю. Он стал лидером среди регионов Южного федерального округа по объемам и темпам роста инвестиций и занял третье место в России по иностранным инвестициям. Значительный рост вложенных средств в 1999-2002 гг. во многом был обусловлен реализацией на территории Краснодарского края крупных международных проектов общероссийской значимости — строительством Каспийского трубопровода по перекачке нефти от Тенгизского месторождения в Казахстане до Новороссийска и российско-турецкого газопровода «Голубой поток».

Еще одним выгодным фактором, который умело использовали на Кубани, стало геополитическое расположение Кубани, где сосредоточились сразу несколько видов магистрального и промышленного транспорта, обеспечивающего важнейший коммуникационный коридор Российской Федерации со странами Средиземноморья, Ближнего и Среднего Востока. Успех края в инвестиционной сфере закрепил и выбор Сочи столицей будущих Олимпийских игр.

Вслед за лидером подтянулись Ростовская и Волгоградская области, которым к 2005 году удалось сформировать достаточно большую часть ВРП за счет промышленности (23-30%). А по итогам 2008 года темпы экономического роста в ЮФО превышали общероссийские показатели. По числу предприятий и организаций, зарегистрированных на своей территории, округ занимает четвертое место среди федеральных округов.

Конечно, на фоне успешных Кубани и Дона экономика республик Северного Кавказа, до конца прошлого года еще находившихся в составе ЮФО, выглядит не особенно внушительно. Однако следует признать, что с помощью федерального центра угроза терроризма и военная напряженность были сняты, а значит, одна из задач, возложенная 10 лет назад на вертикаль «федеральный центр — регионы», была выполнена.

Дмитрий РЕМИЗОВ, политолог, кандидат политических наук:

— Создание федеральных округов, в том числе и Южного, послужило становлению экономических и социальных условий для стабильного и бесконфликтного развития субъектов РФ, обеспечению реализации геостратегических интересов государства. Укрепление вертикали привело к тому, что лидеры северокавказских республик вынуждены были приспосабливаться к новым правилам игры и вольностей стали позволять меньше, а те, кто не захотел, постепенно были заменены на проверенные в Кремле кадры — такие, как президент Карачаево-Черкесии Борис Эбзеев. Вместе с тем такие руководители, как президент Чечни Рамзан Кадыров и президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, и вовсе сегодня обходятся практически без контакта с полпредом, поскольку в силу обстоятельств имеют прямой выход на главу государства и главу правительства. В 2000 году тогдашний президент Владимир Путин взял курс на наведение конституционного порядка в Чеченской Республике, в частности на борьбу с международным терроризмом на Юге России. Непрекращающиеся действия отрядов боевиков на территории Чечни, а в последнее время и соседних республик Северного Кавказа потребовали привлечения к борьбе с ними более профессиональных войск. По заявлению Путина, «богатую питательную почву для экстремизма» составляли социально-экономические проблемы Северного Кавказа — безработица в Чечне и Дагестане носила массовый характер, а уровень жизни в регионах округа был в 1,5 раза ниже, чем в среднем по стране. Для исправления ситуации был разработан ряд программ.

Особую надежду возлагали на ФЦП «Юг России», рассчитанную на 2002-2007 годы. За это время были завершены 110 объектов, или 38,6% от общего объема начатого строительства. Фактическое финансирование программы составило чуть больше 70 млрд рублей, или 52,9% от расчетной суммы. Счетная палата констатировала, что средства были рассредоточены по 285 мероприятиям и объектам, не объединенным замыслом создания единой инфраструктуры, вместо их концентрации на стратегически важных направлениях развития экономики и социальной сферы субъектов ЮФО. Постановлением правительства утверждена новая ФЦП «Юг России» на 2008-2012 годы. Однако уровень исполнения финансовых обязательств по ее реализации также невысок. Свыше 80% суммарного ВРП на Юге дают пять «русских» территорий — Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская, Волгоградская и Астраханская области. В ЮФО — по-прежнему самый высокий уровень безработицы, особенно в Ингушетии, Чечне и Дагестане. Однако есть и положительные сдвиги. По итогам 2008 года темпы экономического роста на Юге превышали общероссийские показатели. В Дагестане, одном из самых проблемных регионов Северного Кавказа, превышение составило 1,8 раза. Правда, все северокавказские территории остаются дотационными и высокодотационными.

Сергей МАРКЕДОНОВ, доцент Российского государственного гуманитарного университета:

— ЮФО был образован для исправления действовавшего в южных регионах законодательства, и эта цель была достигнута.

С военно-политической точки зрения, ЮФО свою миссию и выполнил, и не выполнил. Открытого военного противостояния в округе сейчас нет, зато больше стало терактов и диверсий. Экономические реформы тоже не во всем достигли своей цели. Проблема безработицы актуализирована. Классическая безработица — следствие высокой рождаемости и концентрации населения. Необходимы инвестиции, но они рискованны применительно к Северному Кавказу. Трудоустройство возможно, когда есть рынок. Без трудовой миграции с экономическими мотивами проблему в полном объеме не решить. Нужна внутренняя миграция, создание рабочих мест за пределами региона. Это, кстати, решит и политические задачи. Так вышло, что ЮФО до своего десятилетия не дожил. СКФО, едва появившись, уже успел столкнуться с проблемами: как Александру Хлопонину быть полпредом в Пятигорске, если вся военная инфраструктура находится в Ростове?..

Алексей ТИТКОВ, эксперт Высшей школы экономики:

— На мой взгляд, при создании ЮФО перед Центром стояли две задачи: первая — вывести федеральные службы из фактического подчинения региональным руководителям; вторая — разобраться с финансовыми ресурсами, которые направлялись на Юг из Москвы. Сегодня федеральные структуры (прежде всего правоохранительные), безусловно, гораздо более централизованны, чем десять лет назад. Хотя если вспомнить скандальные истории с назначением руководителя милиции в Калмыкии или руководителя налоговой службы в Дагестане, вопрос этот решен пока еще не до конца.

Очень сложная проблема — привлечение в регион инвестиций. Экономические проблемы ЮФО Москва пыталась решить в течение всех этих десяти лет, однако значительная их часть еще не снята. Так, сложность с реализацией ФЦП «Юг России», думаю, вытекает из изначального ее замысла: ставка делалась на очень значительное участие в инвестировании южнороссийской экономики частного бизнеса. Программа разрабатывалась в начале 2000-х. С тех пор условия для инвесторов изменились и являются уже не такими благоприятными, как 5-7 лет назад. Плюс у них появились обязательства по участию в другом южнороссийском проекте — олимпийском. Москва должна помогать Югу и Северному Кавказу деньгами и проектами. И я бы назвал знаковым назначение на должность полпреда в СКФО Александра Хлопонина — он не военный, как был Виктор Казанцев в момент создания ЮФО, а менеджер с опытом работы в бизнесе. Еще одна очень актуальная для Северного Кавказа проблема — расползание ваххабизма. Федеральная власть считает, что он является в основном выражением протеста населения против социально-экономической ситуации и стиля руководства на местах. Поэтому решать проблему придется не только силовыми методами, но и за счет эффективной социальной политики и наведения порядка в региональной власти, сделав ее более прозрачной. Однако учитывая специфику Кавказа, думаю, что и в дальнейшем политика Центра в отношении этой территории будет оставаться осторожной. Проявлением такой осторожности может выглядеть назначение новым президентом Дагестана Магомедсалама Магомедова.

ЮФО был создан в 2000 году — сразу после нападения на Дагестан, в период продолжавшегося открытого военного противостояния в Чечне. Самое большое достижение института полпредства за десять лет — установление мира на Кавказе. А самая большая проблема — вызовы безопасности в регионе, которые за это время стали, может, даже еще более серьезными.

Оксана ГОНЧАРЕНКО, ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры:

— Реформа по созданию федеральных округов способствовала «встраиванию» глав регионов в общефедеральную вертикаль и усилила политическое доминирование Центра. Это в полной мере касается и регионов ЮФО, хотя по отношению к наиболее проблемным республикам (Чечня, Ингушетия) по-прежнему проводится особый курс, учитывающий их специфику. В целях стабилизации ситуации Центр обеспечивает им большую финансовую поддержку, кроме того, главы ЧР и ИР обладают большей автономией в процессе принятия решений на региональном уровне. Вместе с тем важным эффектом реформы по созданию федеративных округов в ЮФО стало возвращение северокавказских республик в общефедеральное конституционное пространство (устранение противоречий в законодательстве, принятие Конституции Чечни). На данном этапе главы регионов ЮФО действуют в рамках установленных Центром правил игры.

В целом удалось стабилизировать и военно-политическую ситуацию на Юге, наименее благоприятно положение дел в Ингушетии и Дагестане. Кадровые решения сопряжены с определенными политическими издержками, однако нужно учитывать объективные факторы (особенности внутриэлитного взаимодействия в клановых обществах, значительная доля теневой экономики и пр.), ограничивающие выбор Центра. Среди представителей силовых структур популярна идея назначения в северокавказские республики «варягов», но существующие ограничения не позволяют ее реализовать. В целом Центр придерживается компромиссного курса, и это в данной ситуации, видимо, наилучший выбор. Проблемы социально-экономического блока остаются для ЮФО самыми актуальными: высокий уровень безработицы, особенно среди молодежи, общий низкий уровень жизни населения создают благоприятную почву для экстремистской активности. Чтобы экономические задачи решались успешно, федеральных программ недостаточно. Необходим эффективный менеджмент на местах (привлечение инвестиций, развитие производств и рекреационной сферы), а также более жесткий контроль за расходованием федеральных и иных средств.

Сергей СМИРНОВ, генеральный директор фонда «Прикладная политология»:

— С созданием ЮФО политика глав субъектов, прежде всего северокавказских, стала более лояльной и предсказуемой. Хотя решающую роль в этом сыграло появление президента Путина, а не его полпредов. На смену лозунгу «Берите суверенитета столько, сколько сможете» тогда пришел новый: «Оставим столько суверенитета, сколько необходимо для нормальной жизни региона».

На первом этапе главным приоритетом федерального центра на Юге была стабилизация военно-политической ситуации. Завершение «чеченской» войны можно считать главным успехом в данном направлении. Хотя для этого пришлось отправить в отставку многих «народных лидеров» (вроде Аушева) и «ставленников Кремля» (вроде Зязикова).

Экономика ЮФО была и остается слишком неоднородной, поэтому бессмысленно сравнивать показатели ее роста в Ростовской области и Северной Осетии. Одними федеральными целевыми программами существующие в регионе проблемы (той же безработицы) не решить. Нужно, чтобы люди, годами живущие за счет выплат из Центра или теневых видов деятельности, вновь захотели работать. Радует, что точки роста (или ростки) есть: в Чечне собирают автомобили, в Северной Осетии запущен крупный комплекс по производству и переработке молока и т. д. Основным результатом десятилетних преобразований можно считать то, что Юг, особенно северокавказские республики, остался в составе РФ, причем не только формально, но и фактически. Еще лет пятнадцать назад прогнозы про отделение некоторых регионов от России были не такими уж и фантастическими, а Чечня входила в состав РФ только на географических картах. С созданием СКФО внимание к территориям Северного Кавказа станет более конкретным: теперь полпредству не надо будет одновременно заниматься проблемами противодействия терроризму в Ингушетии и развития инновационных производств в Ростовской области. водоснабжения и канализации, строительству и содержанию электросетей и др.

Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов ЮФО

Регион

Удельный вес региона в общероссийских экономических показателях по ВРП (%)

Наименьший инвестиционный риск

Место в общероссийском регионе по инвестиционному риску

Наибольший инвестиционный риск

Наибольший инвестиционный потенциал

Место в общероссийском регионе по инвестиционному потенциалу

Регион

Удельный вес региона в общероссийских экономических показателях по ВРП (%)

Наименьший инвестиционный риск

Место в общероссийском регионе по инвестиционному риску

Наибольший инвестиционный риск

Наибольший инвестиционный потенциал

Место в общероссийском регионе по инвестиционному потенциалу

Адыгея

0,1

криминальный

63

экономический

инфраструктурный

75

Астраханская область

0,4

управленческий

60

социальный

природно-ресурсный

52

Волгоградская область

1,1

финансовый

22

управленческий

потребительский, производственный, финансовый, институциональный

20

Калмыкия

0,1

экологический

82

экономический

природно-ресурсный

82

Краснодарский край

2,1

законодательный

2

экологический

туристический

5

Ростовская область

1,5

законодательный

3

криминальный

трудовой

11

Источник: по данным «Эксперт РА»


Автор: Елена Бакеева, Сергей Деркачев