Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Сделано в 2009-м (5881)
Александр Шохин: «На Юге — много проектов государственно-частного партнерства» (4394)
Максим Федоров
Александр Ткачев: «У нас есть мощнейший стимул — Олимпиада в Сочи» (3722)
Елена Бакеева  
Сергей Назаров: «Мы уже научились работать в новых экономических условиях» (3830)
Привлекательная стабильность (3831)
Азовский район лидирует по урожайности и интересу инвесторов
Валерий Гаевский: «Ставрополье входит в группу роста» (3745)
Николай Максюта: «Закладываются или открываются новые предприятия» (3816)
В ЧР принят бездефицитный бюджет (3697)
Но для его исполнения и решения наболевших проблем республике необходима федеральная поддержка
Александр Жилкин: «Определили отрасли-локомотивы для выхода из кризиса» (4105)
Вода на мельницу (3505)
Партнерства власти и бизнеса
Сергей Круглик, заместитель министра регионального развития РФ  
Смена курса (3492)
Для повышения устойчивости к кризисным явлениям экономике России необходимо развивать машиностроение и наукоемкие отрасли
Юрий Симионов, д.э.н., профессор кафедры экономической теории и предпринимательства РГСУ  
Выход из безработицы (6220)
Региональный рынок труда перестраивается после кризиса
Лариса Никитина  
Творцы чистоты (3610)
ООО «Радуга» — это высокое качество услуг по вывозу бытовых отходов
Владимир Яковлев: «Олимпийские объекты необходимо четко планировать» (3614)
Артем Васильев  
Кит Сандерс: «Мы воспользовались благоприятным моментом для запуска новых продуктов» (6422)
Максим Федоров  
Сотрудничество без границ (4195)
Власти и бизнес Юга рассматривают внешнеэкономическую деятельность как одно из эффективных средств антикризисной терапии
Ирина Родина  
Василий Долголев: «Перспективы сотрудничества в углублении кооперации» (3929)
Кирилл Власенко  
Александр Гетман: «Таможню приблизят к границе» (6216)
Галина Андреева  
Таможня удаленного доступа (3897)
Участники внешнеэкономического рынка Юга России готовятся к работе по новым правилам
Елена Бакеева  

 

Упростить и обезвредить

№ 10 (32) (2009)
Количество просмотров: 3700
Версия для печати


Партнерство бизнеса и власти не должно варьироваться в зависимости от места, времени или действия: оно должно быть эффективным и способствовать росту конкурентоспособности отечественной экономики всегда. И хотя на уровне идеологии это давно понимают и государственные мужи, и бизнесмены, практические действия чаще всего прямо противоположны. Взаимоотношениям власти и бизнеса не хватает последовательности и продуманности принимаемых решений, констатируют эксперты.

Владельцы крупных компаний, собственники средних предприятий и индивидуальные предприниматели не раз бывали единодушны, говоря, что у бизнеса должна быть уверенность, что, начав игру сегодня, завтра ее правила останутся не то чтобы неизменными, а просто понятными и соответствующими здравому смыслу.

Государство должно принимать управляющие решения, которые позволят создать нормальные условия для развития бизнеса, констатирует член Совета Федерации (представитель исполнительной власти Краснодарского края) Александр ПОЧИНОК. И эти решения не могут замыкаться только на столь популярной в бизнес-среде теме снижения налогов. «Если говорить с позиции государственных финансов, то всегда надо начинать не с уменьшения доходов государства, а с сокращения расходов. Мы перетяжелили расходы, надо их урезать и вновь выходить на бездефицитный бюджет, — поясняет сенатор. — Говорят, что в ситуации кризиса этого сделать нельзя. Ничего подобного. В 2000 году, когда верстался первый бездефицитный бюджет, ситуация была гораздо хуже: доходов у государства было меньше, а проблем больше. Тем не менее приняли стратегическое решение делать бюджет без дефицита. Кстати, это сразу повлияло на кредитный рейтинг страны, на приток инвестиций, на отношение бизнеса к государству. Ведь понятно, что если у страны бездефицитный бюджет, ей доверяют больше. По моим прикидкам, бюджет 2011 года уже можно верстать «без дырки». И только тогда можно говорить о том, чтобы что-то делать с налогами».

Главные «управляющие решения» государства должны быть направлены на снятие инфраструктурных ограничений и административных барьеров. Сейчас пути их преодоления рассматриваются на заседаниях многочисленных федеральных, региональных и муниципальных комитетов и комиссий, но о материализации слов в конкретные эффективные действия говорить пока не приходится. Вот пример для наглядности. «Государство изыскивает средства на то, чтобы софинансировать подведение коммуникаций, максимально удешевить их для инвесторов. При этом сами инвесторы платят естественным монополиям плату за технологическое присоединение, которая включает в себя не только стоимость строительства собственно коммуникаций, но и налог на прибыль. Мало того, что монополиям заводчики фактически дарят имущество, повышая капитализацию энергетиков, газовиков, так еще за них и оплачивают все налоги с подарка. По тому же налогу на прибыль амортизационная премия сегодня не может превышать 30% от стоимости построенных коммуникаций. В свою очередь государство, получив эти деньги, долго придумывает, как их потратить на удешевление стоимости коммуникаций для инвесторов, строящих новые заводы и фабрики. Совершается много ненужных и неэффективных действий с целью ослабления инфраструктурных ограничений. Почему бы не выбрать более короткий путь? Почему бы не ввести для инженерных коммуникаций 100-процентную амортизационную премию, уменьшив тем самым размер платы за подключения на сумму «сидящих» в ней налогов? Заодно удалось бы разгрузить массу руководителей от бесчисленных совещаний, сэкономить всем время», — предлагает гендиректор Агентства инвестиционного развития Ростовской области (АИР) Вадим ВИКУЛОВ.

Очевидно: не могут создаваться новые и развиваться действующие предприятия там, куда нельзя долететь, доплыть, доехать. Потому что ресурсы для производства и продукция до потребителя должны доставляться быстро, эффективно и как можно дешевле. Сейчас уровень транспортной связанности и логистики в Европе в десятки раз выше, чем в субъектах РФ. И чтобы конкурировать с европейскими странами, без строительства новых автомобильных и железных дорог, мостов, аэропортов, модернизации водных путей российской экономике не обойтись.

А вот тысячи административных функций можно попросту отменить и забыть о них. «Нельзя пускать чиновника на предприятие, нельзя создавать все новые и новые инспекции, которые находят себе работу. Что говорить про налоги, когда мы знаем, что неналоговое давление сопоставимо с платежами в федеральный бюджет. Вот это надо убирать. И можно долго говорить о коррупции, но если убрать одного коррупционера, на его место сразу придет другой. Надо убирать структурные подразделения и целые министерства. Надо убирать регулирование и запретительные процедуры везде, где это возможно, чтобы не было основания прийти и что-то «попросить». И чем быстрее, тем лучше», — категоричен Александр Починок.

По мнению Вадима Викулова, в формат партнерства власти и бизнеса полезно было бы ввести термин экологичности. «В чем смысл борьбы за экологию? Чаще всего он заключается в том, чтобы добиться от человечества как можно меньшего вмешательства в природу. Чем меньше человечество будет вмешиваться в природу, тем меньший ущерб оно ей нанесет. То есть фактически это борьба за ничегонеделанье, по крайней мере, в текущий исторический момент. Возможно, когда-то человечество овладеет такими технологиями восстановления и улучшения природной среды, что от искусственного вмешательства в климат, биосферу экология будет только выигрывать. Но сейчас-то это абсолютно не так. Вот экологи по всему миру и борются фактически за снижение антропогенной активности, требуя «остановить», «прекратить», «сократить» и так далее. Ровно такая же борьба за экологию требуется сегодня и в отношении партнерства власти и бизнеса, — считает глава АИРа. — Сегодня партнерству власти и бизнеса не хватает последовательности, основательности и продуманности принимаемых решений. Пусть количество таких решений уменьшится в 10 раз, но зато значительную их часть не придется через короткое время отменять, собирая очередные межведомственные комиссии по борьбе с административными барьерами и улучшению предпринимательского, инвестиционного климата».

Эксперимент провалился, идея прижилась

Несколько лет назад государство предложило хороший инструмент взаимодействия с бизнесом: особые экономические зоны, в которых создание инфраструктуры предполагалось финансировать за счет бюджета, а строительство новых производств — за счет частных инвестиций. Кроме того, на территории ОЭЗ инвесторам полагались налоговые и таможенные льготы. Желание получить статус ОЭЗ было у многих регионов. Ростовская область, похоже, выбрала тогда не ту идеологию: участвуя в федеральном конкурсе, она предложила создать промзону в Красносулинском районе — в территории с наибольшей напряженностью на рынке труда и с низкой инвестиционной привлекательностью. И проиграла. Пилотными для создания производственно-промышленных ОЭЗ были названы Липецкая область и Татарстан. «Федерация, по-видимому, очень дорожила этим экспериментом, и чтобы он наверняка оказался удачным, выбрали те территории, где уже и без особых зон были достигнуты договоренности с крупными инвесторами о старте проектов, — вспоминает Вадим Викулов. — То есть даже если бы зоны там не возникли, то заводы все равно построили».

Ожидали следующий конкурс — не дождались, де-факто эту форму партнерства свернули. Слишком сложным методом пытались запустить простой механизм: для управления ОЭЗ было создано отдельное федеральное агентство, конкурсные процедуры как по отбору регионов, так и по отбору резидентов в промзоны были забюрократизированы и дорогостоящи. При этом больших очередей из страждущих построить заводы и фабрики в России не наблюдалось ни тогда, ни тем более сейчас. «Замах был колоссальный, но четыре года потрачены, а результат минимальный», — оценивает Александр Починок. «С точки зрения эффективности, Федерация могла бы максимально упростить механизм особых экономических зон. Не проводить никаких конкурсов, исключить таможенные, налоговые льготы, а лишь гарантировать всем российским регионам софинансирование коммуникаций 50 на 50 для локальных индустриальных парков, — отметил гендиректор АИРа. — Чтобы сделать регионы более ответственными в своих амбициях, эту пропорцию можно было бы изменить в пользу Федерации, сократив ее долю до 40–20%. Но этого не произошло».

Впрочем, продуктивная идея все же начала воплощаться локально. В Ростовской области создано шесть индустриальных парков, где за счет областного бюджета софинансируется подведение некоторых видов коммуникаций. Даже с такой минимальной поддержкой за последние три года стартовало полтора десятка проектов на общую сумму свыше $2 млрд. В Ставропольском крае, по словам министра экономического развития региона Юрия ЯГУДАЕВА, проходит согласование краевой закон о создании локальных зон экономического роста — региональных и технологических парков. Первые такие РИТ-парки предполагается организовать в Невинномысске, Буденновске и Благодарном, где в качестве инструмента для привлечения инвестиций власти планируют использовать механизм передачи в собственность инвесторам площадок типа «гринфилд» и «браун-филд» с различной степенью готовности инженерной инфраструктуры.

Конечно, есть и менее продвинутые территории. Такие, где до сих пор не разработаны и не утверждены схемы территориального планирования. «Какое отношение это имеет к бизнесу? Очень простое. Если нет градостроительных документов, нет генеральных планов городов, вы не знаете, где можно расположить новое предприятие, — говорит Александр Починок. — В некоторых городах последние полтора десятка лет не проектировалось ни одной промзоны. От этого вы получаете дикий рынок земельных участков с совершенно дикими ценами. Если промзоны будут четко спланированы, предпринимателю будет ясно, какая там инфраструктура, кто его соседи, как туда входить».

Процесс уговаривания

Региональная политика привлечения инвестиций только созданием инфраструктуры в отдельных кластерах не ограничивается. «В этом году, несмотря ни на что, пришлось изменить нашу инвестиционную политику как с точки зрения администрирования, так и с точки зрения господдержки, — говорит министр экономики, торговли, международных и внешнеэкономических связей Ростовской области Владимир БАРТЕНЬЕВ. — Например, если в прошлом году на субсидирование процентной ставки было заложено 100 млн. рублей, то в 2009-м — 382 млн. А мы с вами знаем, что на каждый рубль софинансирования приходится 20 привлеченных рублей».

В таком же направлении движутся и другие регионы ЮФО: налоговые льготы, субсидирование процентных ставок по привлеченным кредитам на реализацию инвестиционных проектов закреплены законодательно. Если такого протекционизма со стороны региональных властей не будет, развитие будет замедлено, считает Юрий Ягудаев: «Власть и бизнес должны быть равноправными партнерами. Если мы говорим: приходите и стройте, бизнес должен понимать, что завтра его не будут «кошмарить».

Помогать бизнесу власти могут не только деньгами или льготами. Можно, например, помочь региональным системообразующим предприятиям стать участниками каких-либо федеральных программ, получить возможность воспользоваться государственной гарантией. «Особо хотел бы сказать про государственные гарантии. Удивительный инструмент, который по всем законам жанра должен был стать суперполезной и реальной мерой. Но на сегодняшний день ни одно предприятие Ростовской области не получило ни рубля… Ездим вместе с представителями предприятий в различные федеральные ведомства, веселим их нашими региональными проблемами, — ироничен Владимир Бартеньев. — Но другого выхода нет, и мы будем этим заниматься, потому что эта мера (госгарантии. — Прим. «Вестника») должна заработать по отношению к нашим предприятиям».

А можно помочь инновационной идее побыстрее пройти по кабинетам госкорпораций. «У нас очень серьезная инновационная база в регионе, но за последний год ни один проект не был рассмотрен компанией «Роснано», — рассказывает Юрий Ягудаев. — Специально проанализировали, что заявки, поданные региональными компаниями, проходят согласование от трех месяцев до полутора лет. Нам удалось по семи заявкам пройти научно-техническую экспертизу за два месяца».

«Суммирую. Задача власти — это борьба с факторами риска для бизнеса, это создание условий, в первую очередь инфраструктурных, для его развития, это процесс уговаривания инвестора, — резюмирует Александр Починок. — Будущее — это мир, в котором чиновник должен будет бегать за предпринимателем. У нас привыкли наоборот. Но чудес не бывает».

Уступки бюрократического пресса

Принципы работы контрольных и надзорных органов меняются, проверок стало меньше, но тему административных барьеров «закрытой» считать нельзя, полагает председатель Правительства РФ Владимир ПУТИН.

«Чиновники по-прежнему находят возможности «держать и не пущать», под любым предлогом цепляются за пустые, по сути, весьма обременительные для бизнеса разрешительные процедуры. Нужны новые шаги по освобождению предпринимательства от бюрократического пресса», — развивает мысль премьер. К примеру, на ближайшем заседании Правительства Владимир Путин пообещал сократить перечень подлежащих обязательной сертификации товаров в полтора раза. «Хотя и этого недостаточно», — признает он. Но можно добавить: и это уже неплохо. Ведь в России сейчас обязательную сертификацию проходят 78% продаваемых товаров (для сравнения: в Евросоюзе — только 15%).

Другой вопрос, готов ли российский бизнес самостоятельно декларировать соответствие своего товара требованиям качества и безопасности, применять принципы саморегулирования и страховать свою ответственность, как это принято в Европе. Отечественные предприниматели «не должны долго и нудно получать разрешения и справки, чтобы вывести свою продукцию на рынок», особенно через приближенные к различным ведомствам конторы «рога и копыта». «Необходимо и здесь навести порядок, отсечь многочисленных посредников, которые набивают свой карман, паразитируя на близости к органам власти и управления. Для этого в самое ближайшее время Правительство РФ утвердит исчерпывающий перечень платных услуг, которые необходимы для оформления юридически значимых документов», — продолжает Владимир Путин. Судя по заявлению премьера, передавать функции коммерческим фирмам запретят, цены на эти услуги будут устанавливаться централизованно, а за попытки навязать какие-либо дополнительные платежи введут административную ответственность и санкции.


Автор: Галина Андреева