Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Топ-10: сделано в ЮФО (4421)
Ни шагу назад (4340)
Отечественные и зарубежные компании подтвердили готовность реализовать на Дону свои инвестпроекты
Никита Логвинов   
«Как реализуются заявленные на Дону инвестпроекты?» (4482)
Вести ЮФО (4875)
В режиме on-line (4389)
Кроме адресной поддержки необходимы системные меры для всей экономики
Оксана Лебедева  
Нашли героев (3802)
Дмитрий Дементьев: «В регионах не знают, что такое ГЧП» (5338)
Тимур Сазонов   
Дружить брендами (4028)
ИД «МедиаЮг» займется комплексным обслуживанием клиентов, продавая услуги своих партнеров
Евгений Милославский  
Кризис в помощь (4068)
Экономические проблемы прибавили желающих поучаствовать в освоении олимпийского бюджета в Сочи
Максим Федоров   
Кризис Олимпиаде не помеха? (4160)
А у вас есть платежный календарь? (8051)
Три простых шага к снижению затрат
Заработали меньше (4223)
Центробанк опубликовал результаты работы кредитных организаций в 2008 году: прибыль большинства южнороссийских банков снизилась
Галина Андреева  
В темпе аdagio (4732)
Финансовые аналитики ожидают заметного снижения объемов розничного кредитования в текущем году
Лариса Никитина   
Взыскать не ДОЛГо (4798)
Прогнозируемый рост просроченной задолженности в 1,5–2 раза повышает спрос на услуги коллекторских агентств
Владислав Жуковский   
Общая мобилизация (5070)
Повышение страховой культуры населения — одно из главных антикризисных мероприятий в отрасли, считают страховщики ЮФО
Лариса Никитина  
Чтобы не было мучительно мало (4291)
2009 год станет очередным этапом реформы российской пенсионной системы
Оксана Лебедева  
Резервы есть (4079)
Особого внимания требуют имущественные налоги, «вмененка», налог на игорный бизнес
Лариса Никитина  
Измненения в налоговом законодетельстве (6365)
Дмитрий Артеменко, к.э.н., гендиректор ООО «Аудиторская компания «Бизнес-Консалтинг», Елена Поролло, к.э.н, доцент кафедры финансов РГЭУ «РИНХ»  
Татьяна Быковская: «Мы сохранили основные позиции затрат» (4185)
Светлана Морозова  
Будьте здоровы! (4604)
В Батайске принята и реализуется территориальная целевая программа развития здравоохранения
Галина Шувалова   

 

Торговцы с лампасами

№ 1(25) (2009)
Количество просмотров: 4630
Версия для печати


В первой половине XIX века на Дону и в Приазовье после закрепления за Россией Кубани и Предкавказья началось бурное развитие торговли. Если ранее донские казаки главным образом исполняли функции охраны границы и участия в боевых действиях в нескончаемых российских войнах, то теперь, после переселения на Кубань бывших запорожцев, Область войска Донского оказалась уже в глубоком тылу и казачеству требовались занятия помимо военной подготовки.

Именно на рубеже веков на юге России возникли крупные ярмарки, обороты которых росли ежегодно. В Донской области выделялась Урюпинская ярмарка (на ней продавалось 80% всех товаров области), в Таганрогском округе — Рождество-Богородская (Ростов) и Успенская. В 20–30-х годах XIX века их годовые обороты достигали 2,5–3,6 млн. руб. К 1834 г. только на Дону числилось 96 более мелких ярмарок с оборотом в 5,45 млн. руб., а к 1858-му — уже 187 ярмарок. На них продавались местный скот, калмыцкие лошади, сибирские меха, кубанское зерно, великорусский лес, уральское железо, азовская рыба… Одного железа ежегодно доставлялось свыше 700 тыс. пудов. Потенциала иногороднего купечества попросту не хватало на такие обороты. Требовалось участие в торговле и местного казачества, высвободившегося в результате военных реформ и переноса границы.

В 1804 г. атаман Матвей Платов ходатайствовал перед Александром I об освобождении от воинской службы некоторого числа торгующих по мелочам казаков с компенсацией ими при этом определенной суммы в войсковую казну. Императору тогда давно назревшая инициатива атамана показалась несвоевременной: в Европе бушевали наполеоновские войны, и менять иррегулярную кавалерию на негоциантов в лампасах было не с руки.

Вновь к этому вопросу вернулись уже после смерти Александра в 1827 г., когда на Дону было образовано Торговое общество, названное Пятисотным (в его состав вошли 500 членов), с утверждением «Положения о праве донских казаков на торговлю». В пояснительной записке к Положению отмечалось: «…Заниматься правильною и постоянною торговлею служилым казакам, не состоящим в торговом обществе, нельзя, потому что они будут стоять на очереди на службу, им тогда останется для торговли время только между двумя очередными службами, но такая торговля не может быть названа прочною; а потом ни торгующему, ни обществу не может приносить значительной пользы». Соответственно, торговцы казачьего сословия исключались из числа служилых и уже не подлежали призыву на военную службу.

Окончательное оформление Торгового общества было закреплено указом Николая I от 12 сентября 1834 г. В «Положении об управлении Войска Донского» говорилось, что членами Общества могут быть лишь казаки, обладающие капиталом не менее 5 тыс. руб., в войсковую казну они обязаны ежегодно уплачивать 200 руб., причем на протяжении всего официального срока казачьей службы — 30 лет. Вывод из служебного состояния значительного числа казаков сразу же создавал на Дону пусть еще и слабую, но достаточно перспективную прослойку собственных негоциантов, способных эксплуатировать богатства края для пользы войска и прибытка войсковой казны. К тому же члены Общества получали доступ к кредитам, которые ранее мелким торговцам просто не давали из-за слишком больших «служилых рисков». Общество торговых казаков составлялось из служилых казаков и казаков приготовительного разряда. Общее число казаков служилого состава, допускаемых в члены Торгового общества, определялось военным советом.

Всякий желающий вступить в Торговое общество должен был заручиться свидетельствами: от правления той станицы, к которой он принадлежал, о его благонадежном поведении; от доверенных торгового общества о действительном ведении торговли или занятиях промыслом, а также о том, состоит он управляющим или приказчиком по торговым делам другого лица. Казакам было, наконец, предоставлено право вступать в Торговое общество не поодиночке, а целыми семействами со взносом установленной платы за каждого члена семьи. В «торговые» тут же подались видные донские семейства, имеющие на юге России серьезное «дело» — Жученковы (станица Старочеркасская), Парамоновы (Нижне-Чирская), Корольковы (Константиновская) и др. В 1859 г. число членов Донского торгового общества было увеличено до 1000, через 10 лет — уже до 1500.

Частые изменения в статусе казачества потребовали в 80-х годах XIX века пересмотра всего торгового законодательства для исправления некоторых положений в кодифицированном порядке, не нарушая главных (преимущественно имперских) законоположений. Так, с одной стороны, торговые казаки освобождались от повинностей дорожных, караульных и прочих, с другой, — в войсковую торговлю теперь допускались не только иногородние купцы, но и иностранцы, которые имели право владеть собственностью в пределах войска. Сами казаки получали ряд привилегий от правительства. В частности, всем жителям казачьего сословия предоставлялось право свободной торговли и промышленности как внутри войсковых пределов, так и во всех губерниях, городах, селениях и при портах. Следующим шагом в продвижении казачества по стезе Меркурия было предоставление права для вступления в купеческое достоинство — Донское купеческое общество. В него могли вступать лица казачьего сословия «благонадежного поведения, торгующие или желающие производить торговлю из служилых».

Купцы получали права по тем временам значительные: они освобождались от телесных наказаний. Это поднимало их социальное значение, личное достоинство, уравнивало их с дворянством.

Донской купец мог добровольно во всякое время выйти из общества и прекратить торговлю, но при этом был обязан рассчитаться с кредиторами, в противном случае он подвергался действию законов о торговой несостоятельности. Исключить его из Донского купеческого общества было возможно лишь по решению Коммерческого суда, в случае преступления или торговой несостоятельности, а до тех пор он освобождался от наряда на службу. Донские купцы получали право торговать вне границ Войска Донского, но тогда они обязаны были брать по месту торговли купеческие (гильдейские) или промысловые свидетельства по роду торговли, а также билеты на промышленные заведения, которые они содержали, получая вместе с ними возможность пользоваться личными и торговыми правами.

В купечество стали записываться не только казаки и урядники, но и чиновники, офицеры, в том числе и дворянского происхождения. По данным профессора Ростовского университета Николая Бусленко, уже в 1859 г. только в Новочеркасске, состоящем административно из Верхне-Новочеркасской, Средне-Новочеркасской и Нижне-Новочеркасской станиц, насчитывалось 272 члена Торгового общества с заявленным капиталом более 1 млн. руб. серебром. Для сравнения: в 1837 г. торгующих на сумму свыше 1000 руб. ассигнациями насчитывалось всего 79 человек.

Значительные капиталы скапливались в руках жителей торговых станиц, расположенных по берегам рек, преимущественно Дона. Например, в станице Нижне-Чирской за 35 лет (с 1850 по 1885 год) число торговых заведений утроилось и достигло 121. В 1859 г. в станице Старочеркасской насчитывалось 3 больших рыбометных завода и 8 малых. Этими предприятиями выловлено и приготовлено рыбы красной 120 пудов, белой — 130 тыс. штук. Владели казаки и судами: всего у станичных судовладельцев было 52 мореходных и 34 речных судна общей грузоподъемностью в 322700 пудов. Дохода этот флот приносил 88290 руб. в год. Учитывая тогдашний курс рубля — суммы немалые. Почти вся угольная промышленность, зерно-, вино- и скототорговля, часть металлургии, машиностроения находились в руках казаков-купцов. Не удивительно, что уже к концу века на Дону из купцов казачьего происхождения вышли десятки миллионеров — Парамоновы, Кошкины, Панченко, Максимовы, Панины, Чурилины, Дутиковы и другие.


Автор: Сергей Кисин