Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Сергей Алексашенко: «Нет оснований считать, что в 2009 году мы пройдем нижнюю точку» (4758)
Денис Давыдов  
Снижать эффективно (4516)
Кадрирование и аутсорсинг позволяют эффективно уменьшить издержки в условиях нестабильной ситуации на рынке, сохранив потенциал для развития
Алексей Максимов, совладелец ООО «Статский Советник»  
Вернули на рельсы (4336)
Похоже, финансовый кризис стал возможностью для сельхозмашиностроения достучаться до российских властей: меры господдержки отрасли приняты
Оксана Лебедева  
Как финансовый кризис влияет на деятельность компаний (7045)
Владимир Емельянов: «Сценариев два: переждать всемирное «цунами» или оседлать зверя» (4912)
Ольга Бульбич  
Соль земли (5482)
Самые крупные слияния и поглощения 2008 года
Сергей Павлов   
Счет — 21:16 (4292)
Региональные конкурсы на аренду земельных участков в игорной зоне «Азов-Сити» продолжаются
Оксана Лебедева   
Энергия нетрадиционной генерации (4520)
Нестабильная экономическая ситуация актуализирует вопросы энергосбережения и развития «альтернативной» генерации
Тимур Сазонов   
Без разрывов и узких мест (5422)
Планируется, что к 2025 году время доставки грузов в ЮФО сократится до трех дней, а совокупные транспортные издержки в себестоимости товаров — до 12–14%
Оксана Лебедева  
Пути к сообщению (4504)
Объем инвестпрограммы РЖД на ближайшие три года составит 1,6 триллиона рублей, это вдвое превышает затраты предыдущей трехлетки
Оксана Лебедева   
Ситуация — среднестабильная (5011)
Банкиры обещают рост ставок по депозитам и кредитам. По кредитам он ограничится возможностями заемщиков
Лариса Никитина   
Спор на 100 миллионов (4436)
Депутаты предлагают увеличить сумму финансовых гарантий туроператоров в 10 раз
Екатерина Минакова  
Вектор перемен (4727)
Потребительскому рынку стоит ожидать консолидации и снижения покупательского спроса, особенно в сегменте товаров длительного пользования
Лариса Никитина  
Расход или инвестиции? (4725)
Дополнительное бизнес-образование сотрудников компании поможет найти правильные решения в условиях сложной экономической ситуации
Ирина Белкина  
Донской фрегат причалит в Берлине (4450)
Чем удивят европейцев южнороссийские производители продуктов питания
Вливание в систему водоснабжения (4135)
В 2008 году на программу строительства и реконструкции водно-коммунального хозяйства Ростовской области Инвестфонд РФ перечислит более полумиллиарда рублей
Галина Шувалова  
Пищевая стандартизация (4490)
Будут ли техрегламенты лучше ГОСТов, покажут прилавки
Ольга Бульбич  
Госзакупки: от А до Я (6504)
Краткое руководство для начинающих
Ольга Бульбич   
На выход (4409)
Рекрутеры прогнозируют, что волна сокращений в первом квартале следующего года продолжится, процесс коснется всех сфер экономики
Наталья Бесхлебнова   

 

Лаки, трубы, ведра…

№ 10(24) (2008)
Количество просмотров: 4753
Версия для печати


С декабря текущего года многие производители могут лишиться доступа на рынки Евросоюза: европейский техрегламент REACH устанавливает новые правила регистрации и оценки химвеществ, содержащихся в продукции. В чем суть регламента и как он отразится на работе отечественных предприятий, «Вестнику» рассказал замгендиректора консалтинговой компании «Специнтерпроект», консультант комитета REACH Всероссийской организации качества Константин Слизков.

— Константин, давайте начнем с простых вещей. В чем все-таки заключается суть нового регламента REACH?

— По идее, техрегламент REACH создает новую систему контроля за оборотом химических веществ на территории Евросоюза. Теперь все производители и импортеры химвеществ должны регистрировать их в Европейском химическом агентстве (сокращенно — ЕХА, штаб-квартира в Хельсинки).

Регистрация требует максимума информации о товаре — техпаспорт, отчет о безопасности и так далее. Чтобы получить право на импорт, предприятию необходимо найти «единственного представителя» — резидента ЕС, который будет работать с ЕХА от его имени. Это может быть официальный импортер или специально уполномоченное лицо. Подготовка регистрационных данных — долгая и кропотливая работа. Систематизацию сведений и контроль за исполнением регламента ведет ЕХА. Если у поставщика нет регистрации в этом агентстве, он теряет доступ на рынки Евросоюза. Разумеется, среди прочих, регламент касается и российских производителей.

Чем-то похоже на сертификацию…

— Это не сертификация в чистом виде. Это постоянный обмен информацией, новые требования к поставкам, к отчетности. По большому счету это тотальный контроль за производимой и ввозимой химией — в составе полуфабрикатов и изделий. Предприятия должны регулярно обновлять досье по веществам, а также сообщать, куда и сколько было отгружено продукции. Официальный представитель предприятия несет ответственность за точность и правдивость предоставляемой информации.

— Действительно ли все предприятия, не внесенные в базу данных, теперь попадают в «черный список»?

— Понятно, что разом границы закрывать никто не будет — у европейских властей нет такой цели. Сотни эшелонов на границе никому не нужны. Но многие предприятия все же попадают в зону риска. Самое страшное, что может произойти, — это потеря экспортных контрактов, отказ импортера от сотрудничества. Понимаете, европейцы — люди законопослушные… И если им запрещают ввозить незарегистрированную продукцию, они этого делать не будут. Прежде всего пострадают те компании, которые производят неуникальные продукты. То есть если у импортера будет выбор, чей товар предпочесть, он, разумеется, переключится на поставщика с регистрацией. У самого импортера никто не возьмет «нелегальный» товар!

С другой стороны, если продукт очень ценен, импортер может зарегистрировать его сам. Сказать: «мне это сотрудничество выгодно, я потрачу деньги, зато стану эксклюзивным поставщиком». Тоже выход. Но тогда и права на ввоз товара окажутся только у импортера. А это делает производителей зависимыми. Кроме того, чтобы снизить расходы на регистрацию и ускорить процесс, предприятия могут создать консорциум. Например, десять компаний выпускают одно и то же вещество. Естественно, им лучше объединиться, составить регистрационное досье и оформить вещество под единым регистрационным номером.

— Когда REACH вступает в силу?

— Уже вступил. Сам регламент принят 18 декабря 2006 года, но в нем прописаны длительные сроки реализации. К примеру, с 1 июня по 1 декабря 2008 года был установлен так называемый предрегистрационный период. Это срок, когда предприятия, пройдя специальную процедуру, получали право на отсрочку. То есть на период прохождения самой регистрации экспорт остановлен не будет. Предрегистрация — это своего рода уведомление: название предприятия, какую продукцию намерено поставлять, краткие сведения о составе. Повторюсь, сроки закончились 1 декабря. Те компании, которые предрегистрацию не прошли, формально уже не имеют права ввозить свой товар в ЕС.

А вот после предрегистрации начинается собственно сама регистрация, внесение подробнейших характеристик веществ в базу данных. Процесс может затянуться на несколько лет — все зависит от номенклатуры и объемов поставок. Эта процедура платная, причем дорогая. За каждое вещество своя цена. Минимальная сумма за регистрацию одного вещества составит 30-40 тысяч евро. А если еще вещество новое, неизвестное, то платить придется куда больше. Расходы производителей или импортеров на регистрацию могут составить миллионы евро. Самый «дальний» льготный срок окончания регистрации — 2018 год.

— Какие отрасли промышленности попадают под действие регламента?

— Прежде всего это газовая и нефтехимическая и химическая промышленность, металлургия. Но поскольку вещества (в том числе и вредные) могут содержаться в различных смесях, то косвенно регламент касается многих отраслей. Это и машино-, и приборостроение, и лакокрасочные производства… В принципе, это большинство предприятий, производящих какие-то полуфабрикаты — смеси, сплавы, сложносоставные продукты.

— В общем, почти вся промышленность…

— Ну не совсем так. Если использование продукта не предполагает его дальнейшей химической обработки, а сам продукт не выделяет вредных веществ при использовании, то он не попадает под действие регламента. Например, обычное пластиковое ведро или посуда.

— Чем ведро отличается от железной трубы, которую надо регистрировать?

— С точки зрения регламента, ничем — это два обычных изделия. Но металлическая болванка, предназначенная для дальнейшей переплавки, — это сплав элементов, которые подлежат регистрации. Смотрите: есть понятие «химические вещества», а есть обычные изделия, состоящие из каких-то компонентов. То есть продукты, в которых форма превалирует над химическим составом. Присадки, лаки, сплавы — это вещества, а не изделия. Тут главное как раз состав. Если ваше ведро не содержит специальных химдобавок, вредных для здоровья, то его не надо регистрировать. Но если содержит — уж извольте, регистрируйте, но не ведро само по себе, а те вещества, которые из него выделяются.

В любом случае, думаю, всегда лучше проконсультироваться у специалистов — вдруг вашей продукции все-таки необходима регистрация.

— Как российские предприятия относятся к введению нового регламента?

— Воспринимают очень плохо. Не интересуются, не слушают. В течение полугода мы обзванивали предприятия, рассказывали о новом регламенте — никакой реакции. Только к ноябрю начали беспокоиться, задавать вопросы, начался шквал звонков. И то, я думаю, это импортеры забили тревогу, а не наоборот. Понятно, что большинство монополистов, отечественных химических, металлургических гигантов уже изучили регламент и все успели в срок. Но если говорить о среднем бизнесе, то, боюсь, до 90% предприятий уже находятся в зоне риска.

— Есть предположения, что регламент создан для лоббирования интересов европейских производителей. И теперь в руках у ЕХА есть инструмент регулирования рынка. Ведь, по сути, уже сейчас можно избавляться от неугодных конкурентов, закрывая им доступ в ЕС…

— Подозрения такие есть. Единственное, если они оправдаются, то не в ближайшее время. В течение какого-то срока ЕХА должна собрать и проанализировать общую информацию — о поставках химических веществ, о ситуации на рынке, о товарообороте… Должна произойти оценка потребностей, соотношения цен, качества и так далее. А потом может начаться и регулирование.

Понятно, что самих санкций против компаний можно ждать хоть завтра. Но целенаправленное регулирование — не раньше чем через 5–7 лет.

«Неввозные»?

«Вестник» попытался выяснить, какие предприятия Юга могут остаться без экспорта в страны ЕС. Как оказалось, большинство крупных предприятий успешно прошли предрегистрацию. Но эксперты полагают, что многие предприятия в группу риска все же попали.

Как рассказывают специалисты, бизнес-сообщество восприняло идею введения REACH без особого энтузиазма. По словам региональных представителей РСПП (а именно они занимались «техническим» ликбезом), на Юге России немало предприятий может лишиться доступа в ЕС.

— Большинство руководителей даже не представляют себе, в какой сложной ситуации мы оказались. У нас во всей области занимаются регистрацией не более пяти предприятий. А когда под благовидным предлогом закроют границы для российских товаров, тогда только все спохватятся. Но с директорами заводов разговаривать бесполезно — они же не владельцы предприятий, — негодует исполнительный директор НО «Союз промышленников и предпринимателей Волгоградской области» Виктор Фокин.

По его мнению, основная причина введения нового регламента — борьба с конкуренцией.

— Только представьте, сколько желающих выстроится в очередь в ЕХА. Регистрация растянется как минимум год. И все это время предприятия не смогут торговать в Евросоюзе! — считает он.

Ответственный секретарь комитета по техрегулированию, стандартизации и оценке соответствия РСПП Антон Зубихин говорит, что, несмотря на активную пропаганду нового регламента, многие из руководителей легкомысленно отнеслись к новым «правилам игры».

Поэтому некоторые, даже крупные компании, могут оказаться под ударом. В том числе отечественные автостроительные, авиастроительные, приборостроительные концерны по всей России.

Между тем корреспонденту «Вестника» не удалось найти южно-российских предприятий, «опоздавших» на предрегистрацию. Представители опрошенных химических и металлургических гигантов Юга заверили, что процедура прошла успешно и проблем с импортными поставками возникнуть не должно. Так, например, сотрудник пресс-службы ОАО НК «ЛУКОЙЛ» Владимир Семаков рассказал, что компания успешно провела предрегистрацию более 200 наименований веществ, производимых в том числе на заводе «Ставролен» (Ставропольский край, производство полиэтилена низкого давления).

— Суммарная стоимость бизнеса ОАО «ЛУКОЙЛ» в странах ЕС, подпадающего под требования REACH, составляет около 10 млрд. евро в год, — заключает Владимир Семаков.

Одним из первых в Волгоградской области предрегистрацию прошло и ОАО «Каустик» (производитель соды, хлора, синтетической соляной кислоты, хлорпарафинов, твердого хлористого кальция). Эту информацию подтвердил замначальника технического отдела завода Алексей Чеботарев.

— В общей сложности завод «Невинномысский Азот» зарегистрировал в ЕХА 22 вещества, ООО «ЕвроХим — Белореченские Минудобрения» — 12 веществ, — сообщил «Вестнику» начальник управления общественных связей и коммуникаций ОАО «МКХ «ЕвроХим» Владимир Торин.

Завершена предрегистрация и на двух металлургичеких гигантах Юга — «Тагмете» и Волжском трубном заводе (входят в ОАО «ТМК»). Обезопасили себя и Новочеркасский электродный завод (находится под управлением ЗАО «Энергопром Менеджмент»), ООО ПКФ «Атлантис-Пак»…

— В апреле этого года мы проводили южнороссийскую конференцию, посвященную регламенту REACH, — рассказал «Вестнику» исполнительный директор Союза работодателей Ростовской области Виктор Нетесанов. — Собралось более 135 участников. Я считаю, в Ростовской области серьезные и опытные руководители — они не должны допустить запрета на импорт.

Тем не менее он полагает, что сейчас сложно уточнить, какие предприятия завершили предрегистрацию, а какие нет. Специального исследования никто не проводил. В то же время, отмечает эксперт, какого-то ажиотажного спроса на информацию о REACH не было.

— Не исключено, что некоторые предприятия так и не прошли предрегистрацию, — заключает Виктор Нетесанов.

Мнение

Исполнительный директор Российского союза химиков Игорь Кукушкин считает, что недостатками регламента являются бюрократизация процессов оформления документов, большие затраты на регистрацию. Стоимость российских продуктов, попадающих под действие REACH, он оценивает в 50 млрд. евро. Из них на экспорт химической продукции приходится около 6 млрд. евро, остальные доли распределяются между нефтяной, газовой, металлургической, цементной, бумажной и другими отраслями промышленности.


Автор: Тимур Сазонов