Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

К читателям (4139)
Топ-10: Сделано в ЮФО (4650)
Себя показать (4566)
На VII Международном инвестиционном форуме «Сочи-2008» ИД «МедиаЮг» презентовал спецпроект, посвященный потенциалу ЮФО
«Вестник» в сети. Найдется все (4390)
Контекстная реклама на сайтах ИД «МедиаЮг» — новые возможности для читателей
Полный вперед! (6207)
Власти Кубани, Ставрополья и Волгоградской области оценили результаты работы аграрного сектора
Большая перемена (4613)
Российский агропромышленный сектор испытывает негативное влияние международного финансового кризиса
Оксана Лебедева  
«Уникальная ситуация в сельском хозяйстве» (4683)
Глава Минсельхоза РФ Алексей Гордеев о прошлом, настоящем и будущем АПК
Ольга Бульбич  
Игорь Кузнецов: «Нужно заниматься продвижением» (4673)
Никита Логвинов  
Не ждали?.. (4967)
Результаты уборки основных сельхозкультур в этом году превзошли самые смелые прогнозы
Ольга Бульбич  
Кирилл Подольский: «В кризисе для нас есть и рациональное зерно» (9703)
Сергей Павлов
Инвестиции в землю   
Маслопад (5469)
Прошлогодний рост цен на российском и мировом масложировом рынках сменился почти двукратным падением
Сергей Родин  
Сергей Кислов: «Выход в условиях перепроизводства — экспорт» (8472)
Максим Федоров  
Подземные войны (6701)
Урожайности подсолнечника угрожает растение-паразит
Артем Васильев  
Тушки на курьих ножках (6171)
Ключевые производители мяса птицы ЮФО намерены выпускать более 400 тысяч тонн продукции ежегодно
Оксана Лебедева  
Неоправданные ожидания (5358)
В мелкотоварном секторе свинопоголовье убывает, строительство многих крупных свинокомплексов еще не завершено
Ольга Бульбич  
Возродить донское животноводство (5067)
ООО «Кудиновское» увеличивает собственное поголовье крупного рогатого скота
Марина Коренец  
«Важная» рыба (5602)
Восстановить рыбные запасы Дона и Приазовья — реально
Маргарита Бессонова  
Золотая рыбка Юга (6247)
Рыбное хозяйство ЮФО становится привлекательным для вложения капитала
Тимур Сазонов  
Очень постное меню (5277)
На благоприятном для выращивания овощей Юге России площади их посевов не превышают трех процентов
Екатерина Минакова  

 

Икорно-спортивное заведение

№ 8(22) (2008)
Количество просмотров: 4748
Версия для печати


Многое из того, что происходит сейчас в рыбной отрасли, Андрей Крайний характеризует словами «впервые» и «беспрецедентно». Впервые с советских времен принята федеральная целевая программа по развитию рыбохозяйственного комплекса. Впервые рыболовов обязали, начиная с 2009 года, доставлять всю пойманную в российской экономзоне рыбу на российский берег для оформления — раньше ее можно было отгружать иностранным покупателям прямо в море. О том, как развивается рыбное хозяйство на Юге России и каковы перспективы, глава Росрыболовства рассказал «Вестнику».

— Андрей Анатольевич, как вы оцениваете нынешнее состояние рыбной отрасли на Юге России?

— Как критическое. За постсоветское время было разрушено все, что можно было разрушить. Накопилась масса проблем. Во-первых, семнадцать лет мы не занимались мелиорацией наших рек: ни на Дону, ни на Волге, ни на Маныче. Сейчас эти реки становятся все более судоходными реками, рыба пугается шума винтов, бросается в так называемые малые несудоходные реки, притоки. Но из-за отсутствия мелиорации они заилены, их глубина около полуметра. Естественно, что икра, сброшенная в такие водоемы, гибнет, а сама популяция рыб падает. На рыбную отрасль Юга давит колоссальный браконьерский пресс. Созданы преступные сообщества, целые трансграничные группировки. Например, российско-казахстанские. Самый большой очаг браконьерства — это Дагестан, поселения Сулак и Кизляр.

Местные рыбаки выходят в Каспийское море с российской стороны, хищнически добывают осетра, а потом подходят к берегам Казахстана и передают его сообщникам. Далее через сухопутную границу (а она у нас почти прозрачная) рыба и икра контрабандой попадает обратно в Россию.

Все эти годы государство не уделяло внимания рыбоводным заводам, занимающимся восстановлением поголовья. В итоге многие пришли в упадок, обветшали. Некоторые руководители пытались даже искусственно обанкротить предприятия — земля стоит дорого… Но не вышло. Конечно, все проблемы в отрасли системные, комплексные — одними деньгами их не решить. Например, бессмысленно заниматься воспроизводством рыбных запасов и не бороться с браконьерами. Либо вести борьбу с браконьерами и не проводить мелиорацию. При этом понятно, что когда в Азовском и Черном морах, в реках рыбы становится все меньше, начинает угасать и переработка. Я знаю, были попытки возить на переработку в Краснодарский край атлантическую рыбу, выловленную в Марокко. Но все безрезультатно — размещать производство там, где нет рыбы, бессмысленно.

Между тем в последние два года ситуация начинает меняться. Мы намерены строить новые рыбозаводы, возрождать мелиорацию, уделять больше внимания охране водоемов — и частный бизнес видит наши усилия. На больших рыбных комбинатах, таких как Приморско-Ахтарский, Крымский, Новочеркасский, сейчас начинается реконструкция, модернизация. Рыбаки впервые за долгие годы начинают покупать суда, активнее заработали прудовые хозяйства… Конечно, Юг России — это не Дальний Восток, но и здесь есть чем заниматься.

— Что в рамках федеральной программы по развитию рыболовства будет сделано непосредственно на Юге России?

— Тремя нашими институтами — Азово-Черноморским, Каспийским и головным ВНИРО — разработана программа комплексной модернизации южных заводов, занимающихся выращиванием молоди. Не хочу забегать вперед, но скажу, что уже в этом году мы кардинально поменяем всю систему управления рыбозаводами Юга России. В частности, процесс заготовки рыб-производителей, дающих мальков.

Каждый из рыбозаводов отправляет на вылов производителей по одному судну. Но ценной рыбы в реках мало, каждой бригаде удается поймать, к примеру, одного-двух осетров. Для получения мальков этого хватит, но выходит, что за десятком осетров ходит целых шесть судов, сжигающих много топлива. Понятно, что одной бригады вполне хватит. Как только мы создадим единый территориальный орган управления заводами, получим более эффективную систему руководства. Кроме того, заводы будут модернизированы.

В рамках ФЦП на каждом предприятии построят цех по интенсивному выращиванию молоди осетров. Технологии, которые мы сегодня используем, уже устарели. Сейчас, чтобы восстановить природный баланс рыбы, мы выпускаем в реки рыбу так называемой малой навески. То есть осетрята весят всего 2–3 грамма. Хищники, обитающие в водоемах, только их и ждут. Гораздо логичнее довозить мальков сразу до моря и, главное, выпускать рыбу более крупных навесок. Осетренка или белужонка, который весит уже 20–30 грамм, хищнику съесть куда сложнее.

Главная проблема заключалась в том, смогут ли мальки нормально перейти с искусственного питания на естественное. Наши ученые выяснили — смогут.

Так что теперь будем внедрять в рыборазведение инновационные технологии. Это должно улучшить ситуацию с рыбными запасами на Юге.

— Как вы оцениваете инвестиционный потенциал рыбной отрасли Юга России?

— Инвестиционная привлекательность отрасли формируется на наших глазах. Многие вещи, о которых мы говорим, можно характеризовать словами «в первый раз» или «беспрецедентно». Например, мы впервые выдаем десятилетние квоты на вылов рыбы — раньше они действовали 4 года. Мы впервые предоставляем рыбопромысловые участки в аренду сразу на 20 лет. Впервые отменен объем допустимого улова для многих видов малоценных рыб, теперь в отрасль смогут прийти новые игроки…

Все это делает отрасль интересной для инвестиций, хотя есть и ограничения. К сожалению, сейчас на Азовском и Черном морях не осталось ни одного порта, куда могут зайти рыбопромысловые суда. У нас есть шесть причалов в Новороссийске, однако на них отгружаются лес, нефть, уголь — это гораздо выгоднее. Мы уже договорились с арендаторами о том, что два причала из шести будут отданы под обслуживание судов рыбопромыслового флота. Обслуживание рыбных причалов — очень дорогое удовольствие, срок его окупаемости — 20–25 лет. Разумеется, малый и средний рыбный бизнес не хочет этим заниматься. А действительно крупные российские рыбные компании с оборотом 300–500 млн. долларов в год можно пересчитать по пальцам. И, наконец, есть Таганрогский порт — абсолютно заиленный и заброшенный. Для него требуются дноуглубительные работы, и это тоже стоит немалых денег…

Тем не менее, несмотря на проблемы, инвестиции в отрасль приходят. По результатам сочинского форума подписано соглашение между администрацией Краснодарского края и Приморско-Ахтарским рыбоперерабатывающим комбинатом. При поддержке администрации комбинат инвестирует в свою модернизацию 585 млн. рублей.

— А какие сегменты будут наиболее привлекательными для инвесторов?

— Прежде всего строительство заводов замкнутого цикла по выращиванию осетровых для производства икры. Уже сейчас можно сказать, что данный сегмент рынка будет активно развиваться. Есть еще одна сфера, которая на Юге имеет гигантский потенциал: спортивно-любительское рыболовство. Приведу всего две цифры. Доход от промышленного рыболовства в США, которые находятся во втором десятке «рыбных держав», составляет 2 млрд. долларов. А доход от спортивно-любительского рыболовства — 22 млрд. долларов!

У нас в России рыболовами-любителями себя считают 25 млн. человек. Это же колоссальная аудитория! Еще одна цифра для сравнения. В Сочи на море приезжают до 4 млн. туристов в год. Астраханская область, где особых исторических красот немного, уже в этом году приняла 2,5 млн. туристов, из них больше двух миллионов — рыбаки. Причем многие приезжают семьями: рыболовство перестает быть уделом мужчин, превращаясь в разновидность цивилизованного экологического туризма. Понятно, что и те люди, которые вложили средства в речную инфраструктуру, заинтересованы в том, чтобы на реке не было браконьеров и чтобы в реке всегда была рыба.

Взаимовыгодный проект! На Волге к нам уже обращаются владельцы баз отдыха с вопросами, где купить малька, как заниматься воспроизводством рыбы и так далее. На Дону и Кубани — пока нет.

— Предполагается ли введение каких-то льгот или преференций для предприятий, работающих в рыбной отрасли?

— Безусловно. У нас идет сложный диалог с министерством финансов на эту тему. Мы предлагаем несколько простых и понятных вещей. Прежде всего введение единого сельхозналога для предприятий рыбной отрасли, причем предприятие должно само выбирать, какой налог ему платить.

Вторая предлагаемая мера — федеральное субсидирование 2/3 процентной ставки по кредитам. Также, по нашему мнению, государство должно первые три-четыре года субсидировать затраты на топливо для тех категорий рыбаков, которые ловят малоценную рыбу и поставляют ее на российский рынок. За это время рыбопромышленники могли бы модернизировать флот и в первую очередь судовые двигатели.

В советское время рыболовы не были заинтересованы в модернизации флота. Хочу подчеркнуть, что все наши предложения предназначены только для рыболовецких компаний. Для тех, кто занимается производством товарной рыбы в искусственных водоемах, есть подпрограмма согласно нацпроекту «Развитие АПК».

Справка

ФЦП «Повышение эффективности использования и развитие ресурсного потенциала рыбохозяйственного комплекса в 2009–2013 гг.» принята Правительством РФ 29 июля 2008 г. Документ предусматривает финансирование отрасли в размере 62 млрд. руб. в течение 4 лет, более половины средств (52,47%) обеспечит федеральный бюджет, из региональных бюджетов будет выделено 340 млн. руб. (0,55%), из внебюджетных источников — 29,05 млрд. руб. (46,98%).

По данным разработчиков, программа направлена прежде всего на сокращение импорта и увеличение местного производства высокомаржинальной рыбной продукции. Меры по развитию отрасли будут включать в себя строительство и реконструкцию заводов по воспроизводству водных биоресурсов в 27 регионах страны, создание восьми научно-производственных инновационных центров, постройку нескольких десятков промысловых, научно-исследовательских и патрульных судов. По расчетам авторов ФЦП, это позволит увеличить долю отечественной рыбной продукции на российском рынке до 80% против сегодняшних 62,5%.


Автор: Тимур Сазонов