Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

К читателям (4150)
Топ-10: Сделано в ЮФО (4665)
Себя показать (4586)
На VII Международном инвестиционном форуме «Сочи-2008» ИД «МедиаЮг» презентовал спецпроект, посвященный потенциалу ЮФО
«Вестник» в сети. Найдется все (4408)
Контекстная реклама на сайтах ИД «МедиаЮг» — новые возможности для читателей
Полный вперед! (6226)
Власти Кубани, Ставрополья и Волгоградской области оценили результаты работы аграрного сектора
«Уникальная ситуация в сельском хозяйстве» (4698)
Глава Минсельхоза РФ Алексей Гордеев о прошлом, настоящем и будущем АПК
Ольга Бульбич  
Игорь Кузнецов: «Нужно заниматься продвижением» (4689)
Никита Логвинов  
Не ждали?.. (4991)
Результаты уборки основных сельхозкультур в этом году превзошли самые смелые прогнозы
Ольга Бульбич  
Кирилл Подольский: «В кризисе для нас есть и рациональное зерно» (9729)
Сергей Павлов
Инвестиции в землю   
Маслопад (5482)
Прошлогодний рост цен на российском и мировом масложировом рынках сменился почти двукратным падением
Сергей Родин  
Сергей Кислов: «Выход в условиях перепроизводства — экспорт» (8525)
Максим Федоров  
Подземные войны (6718)
Урожайности подсолнечника угрожает растение-паразит
Артем Васильев  
Тушки на курьих ножках (6185)
Ключевые производители мяса птицы ЮФО намерены выпускать более 400 тысяч тонн продукции ежегодно
Оксана Лебедева  
Неоправданные ожидания (5376)
В мелкотоварном секторе свинопоголовье убывает, строительство многих крупных свинокомплексов еще не завершено
Ольга Бульбич  
Возродить донское животноводство (5093)
ООО «Кудиновское» увеличивает собственное поголовье крупного рогатого скота
Марина Коренец  
Икорно-спортивное заведение (4770)
Глава Росрыболовства Андрей Крайний считает, что разведение осетровых и спортивное рыболовство — самые перспективные отрасли рыбного хозяйства на Юге
Тимур Сазонов  
«Важная» рыба (5624)
Восстановить рыбные запасы Дона и Приазовья — реально
Маргарита Бессонова  
Золотая рыбка Юга (6261)
Рыбное хозяйство ЮФО становится привлекательным для вложения капитала
Тимур Сазонов  
Очень постное меню (5296)
На благоприятном для выращивания овощей Юге России площади их посевов не превышают трех процентов
Екатерина Минакова  

 

Большая перемена

№ 8(22) (2008)
Количество просмотров: 4624
Версия для печати


Сокращение объемов кредитования торговых операций и инвестиционных проектов, сужение рынков сбыта и снижение покупательской способности — эти последствия финансового кризиса отрасль уже ощущает на себе. О тенденциях в российском агросекторе, роли государства и прогнозах на ближайший год эксперты и участники рынка говорили на прошедшем в Москве II Российском агропромышленном форуме.

По признанию экспертов, ни одной сельскохозяйственной подотрасли не удастся избежать последствий финансового кризиса. Это касается и сильно интегрированных в мировую систему производств зерновых и масличных культур, масложирового сектора, и пока ориентированных на внутреннее потребление молочного и мясного животноводства, птицеводства, овощеводства...

По словам президента Российского зернового союза Аркадия Злочевского, из общего мирового объема торговли зерном (порядка 110 млн. тонн в год) более половины закупается по различным финансовым схемам. «Плачевное состояние» финансовых институтов может повлиять на снижение объемов закупок минимум на 5 млн. тонн.

— Для российского рынка это будет негативно: сузится рынок сбыта нашего зерна в условиях колоссального перепроизводства. Зерновые излишки в России в этом году составят не менее 25 млн. тонн — это очень большой объем. Надеемся, что мы сумеем вывезти достаточно большое количество зерна, но все же сужение мирового рынка ограничивает наши возможности, — заключает Аркадий Злочевский.

Директор по сырью компании «Эфко» Валерий Сергачев отмечает, что для российской масложировой отрасли финансовый кризис — это «вторая оплеуха за последние полгода». Первую масложировые предприятия получили в мае-июне. Сначала в Аргентине случились забастовки, что привело к сокращению поступлений сырья на рынок. Затем Украина, получив запрет на ввоз подсолнечного масла в Европу (экспортеры допустили попадание нефтепродуктов в продукт), «вылила» его в России.

— В результате — обвальное падение цен на подсолнечное масло, притом, что российские производители закупали осенью прошлого года и нынешней зимой дорогое сырье. Фактически в июне-августе все сырое масло производилось в убыток, финансовое положение масложировых предприятий существенно ухудшилось, — рассказывает Валерий Сергачев. Естественно, ситуация сказывается и на производителях сырья. В середине сентября южнороссийские маслопереработчики могли продавать подсолнечное масло на внешний рынок по цене порядка 25 тыс. руб. за тонну. Соответственно, стоимость подсолнечника для переработки должна быть не дороже 10 тыс. руб. за тонну. Поэтому цена на подсолнечник будет снижаться, заключает эксперт.

Председатель правления Мясного союза России Мушег Мамиконян считает, что ухудшение условий кредитования ударит по сельхозтоваропроизводителям не напрямую, а через отрасли, которые обслуживают агросектор и покупают у него продукцию. В частности, через розницу.

— Мы наблюдаем в последние несколько лет хорошие результаты развития розницы, ее консолидации, улучшение структуры обслуживания населения, уменьшение стоимости товаров на прилавках. Но все это делается за счет снижения прибыльности товаропроизводителя, — сетует глава Мясного союза. — Думаю, что в ситуации ухудшения условий получения заемных средств розничные сети попытаются вновь надавить на сельхозпроизводителя. Это большой, серьезный риск. Еще один риск — снижение покупательской способности населения. Правда, это эксперты прогнозировали задолго до нынешнего кризиса — в момент нарастающих объемов потребительского, ипотечного кредитования. Семья, взяв кредит, начинает планировать бюджет и с этого момента старается тратить на продовольствие рациональную сумму денег. Покупки будут смещаться в сторону более дешевых продуктов с оптимальным соотношением цены и качества.

Финансы в минус

Многие сельхозпроизводители южнороссийских регионов в нынешнем году инвестировали в развитие технологий. Добавить хорошие погодные условия, и в результате — высокая урожайность зерновых. Однако большое предложение снижает цену. Кроме того, значительную долю занимает фуражная пшеница, стоимость которой всего 3,5 тыс. руб. за тонну (для сравнения: цена на пшеницу 3-го класса — 5,9 тыс. руб.) при себестоимости порядка 3,3 тыс. руб. Аркадий Злочевский уверяет, что большинство аграриев, сеяли хорошие семена, но на качество зерновых повлияли все те же погодные условия.

В конце осени многим фермерам придется расплачиваться по кредитам, а потому продать большую часть зерна они будут вынуждены по нынешним низким ценам — ожидать ценового роста времени нет. Эксперт опасается, что невысокая маржа сельхозпредприятий снизит их желание вкладываться в технологичность производства (ведь отдачи от этого нужно ждать не менее 5 лет). А это приведет к возврату архаичных технологий и уменьшению валового сбора в следующем сезоне.

— Ухудшается и финансовое состояние крупных компаний и холдингов. Это приводит к сокращению заявленных ими инвестиционных программ. Риск для следующего сезона — достаточно существенный, мы ожидаем уменьшения валового сбора зерна. Если в этом году ожидаем порядка 102 млн. тонн в весе после доработки, то в следующем году — не больше 90 млн. тонн, — полагает Аркадий Злочевский.

— В это же время в прошлом году в молочной отрасли была очень благоприятная обстановка. Цены на сырое молоко пошли существенно вверх, и, говоря неэкономическим языком, мы просто расслабились, — признает председатель правления Национального союза производителей молока, президент компании «Русские фермы» Андрей Даниленко. — Сегодня у нас появился колоссальный стимул провести ревизию собственного бизнеса и его эффективности.

По его словам, неплохим результатом для предприятий отрасли станет завершение года с рентабельностью от 0% до 2–3%. Слабые игроки рынка прекратят свое существование, для сильных откроются большие возможности. Но при этом объем производства молока в следующем году снизится.

— Ухудшение финансового положения предприятий переработки и ограничение доступа к кредитным ресурсам приведет к тому, что мелким маслопереработчикам придется очень трудно. Если и будет возможность получить кредит, то это будут абсолютно грабительские проценты, которые за счет низкой стоимости растительного масла производители не смогут отработать и получат огромные убытки к весне, — рассуждает Валерий Сергачев. — По всей видимости, стоит ожидать банкротства мелких предприятий. Поэтому для масложировой отрасли кризис является поворотным моментом. Наверное, к лету следующего года мы будем иметь совсем другой уровень игры.

Впрочем, участники аграрного рынка напоминают, что рассматривать рентабельность аграрного бизнеса на примере одного года некорректно — нужно анализировать как минимум пять лет, видеть перспективы своего развития.

— В прошлом году в зерновом бизнесе была большая прибыль, в этом году наверняка будут убытки. Но если взять за основу прошедшие пять лет, картина будет достаточно сбалансированная, — говорит Андрей Даниленко.

Большие надежды

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько замечает, что в последние годы государство усилило меры поддержки аграрного сектора:

— В этом году федеральное финансирование госпрограммы поддержки сельского хозяйства увеличилось с первоначально обсуждаемых 74 млрд. до 112 млрд. рублей. При этом действуют региональные формы поддержки. Но насколько правильно используются эти ресурсы и что можно предложить в качестве альтернативы?

Другие участники агропромышленного рынка тоже признают внимание государства к отрасли. Но зачастую, говорят они, присутствует «механизм пожаротушения», нет четкого прогнозирования рисков и профилактики.

— Есть колоссальные проблемы с кредитной системой в стране — она абсолютно не работает на сельхозпроизводителя. Когда речь идет о молочном животноводстве, где проекты с трудом окупаются за 10 лет, брать кредиты на 5–8 лет — полный абсурд. Конкурировать с западными производителями, у которых кредитные программы на 20–30 лет, мягко говоря, очень тяжело, — говорит Андрей Даниленко. — В молочной отрасли в нынешней ситуации я не вижу перспектив для активного развития, если не будут решены вопросы с кредитной системой, системой более упрощенного налогообложения, вложений в инфраструктурные проекты, государственного регулирования как по импорту продукции, так и по интервенциям внутри страны.

— Нужно определиться с квотами на мясо. Товаропроизводители и товаропроводники должны быть уравновешены, — продолжает Мушег Мамиконян. — Кроме того, государство не должно размазывать ресурсы по всем отраслям — нужно определить критерии, по которым оно будет поддерживать те или иные проекты.

Для иллюстрации можно привести такие примеры. На поддержку птицеводства и молочного животноводства государство планирует выделить по 5 млрд. руб., но в пересчете на килограмм мяса птицы или литр молока цифры субсидий совсем незначительные.

Валерий Сергачев и Аркадий Злочевский говорят про инфраструктурные ограничения для сельского хозяйства — не хватает зерновых вагонов, мощностей по хранению и перевалке зерновых и масличных, специализированных портовых терминалов. Для активизации процесса строительства инфраструктурных мощностей необходимы стимулы, считают они.

К примеру, большая часть используемых сейчас зерновых вагонов изношена, к 2015 г. до 57% парка будет списано, говорит Аркадий Злочевский. Если государство не планирует закупать вагоны, нужно создать условия, чтобы частный бизнес смог сделать это самостоятельно.

— Механизм может быть следующий: резкое повышение вагонной составляющей в тарифе (сейчас она не превышает 20%, то есть на столько снизит свои затраты при покупке частный вагоновладелец. — Прим. «Вестника») и включение зерновых вагонов в подпрограмму для возможности получения субсидий на их покупку, — предлагает глава Российского зернового союза.

— Даже если в короткие сроки будут созданы более благоприятные условия, их плоды мы увидим не ранее, чем через 5 лет, а возможно, и позже, — заключает Андрей Даниленко.

Чей рынок?

Первый замдиректора Института экономики Академии наук РФ Дмитрий СОРОКИН отмечает, что перспективы развития любого национального рынка, в том числе и агропромышленного, определяются перспективами экономики страны в целом.

С одной стороны, прогнозы экономического роста выглядят «достаточно прилично» — среднегодовой рост ВВП — 7%, обрабатывающие производства, сельскохозяйственный сектор растут почти на 4% в последние 9 лет. Весь этот рост происходил после крупнейшего за всю историю России падения производства: ВВП страны с 1991 г. по 1998 г. включительно сократился больше, чем за период первой мировой и гражданской войн. Таким образом, темпы роста после кризиса правильнее называть темпами восстановления, считает Дмитрий Сорокин.

— Прошлый год в какой-то степени исторический — по его итогам мы восстановили докризисный объем ВВП. То есть показатель 1989 года — последнего, когда российская госстатистика зафиксировала рост. Но согласно тем же статистическим данным, промышленность и сельское хозяйство на четверть не восстановлены к периоду 1991 года. При этом прогноз Минэкономразвития до 2011 года восстановления промышленного и агропродовольственного секторов до уровня докризисного периода не предусматривает, — рассказывает экономист.

По итогам прошлого года зерна в России в весе после доработки произведено на четверть меньше, чем в 1992 г., производство мяса и мясопродуктов — на треть меньше, личное потребление этих продуктов не растет, а промышленное сокращается. Аналогичная ситуация по другим группам продовольствия. Зато импорт вырос на 228% к тому же 1992 году.

— По официальному прогнозу организации экономического сотрудничества и развития (объединяет 30 мировых держав, с Россией подписана декларация о сотрудничестве. — Прим. «Вестника»), доля импортной продукции на российском рынке к 2013 году возрастет примерно до 40%. Нужно понять, чей это будет рынок, кто продавец? 40% — это в 2 раза выше порога продовольственной безопасности страны! — предупреждает Дмитрий Сорокин. По его мнению, есть две базовые причины складывающейся ситуации. В отличие от индустриально развитых США и стран Европы, которые импортонезависимы по «машиностроительному ядру», в России оно не восстановлено и уж тем более не развивается.

— Результат — нет промышленности, которая должна давать сельхозоборудование и машины. Сейчас, конечно, растет доля новых тракторов и комбайнов, которые закупают сельхозпроизводители, но на каждый 1% нового оборудования приходится 3,3% физически изношенного, со сроками службы свыше 20 лет, — приводит данные Дмитрий Сорокин. — На этом фоне было очень интересно наблюдать за тем, как бились наши переговорщики по вступлению России в ВТО за выторговывание условий и преференций, в том числе для сельского хозяйства. Но даже если будут условия и какой-то переходный период, то на оборудовании с 20-летним сроком службы конкурентоспособную продукцию не произвести.

Вторая причина — низкий уровень жизни сельского населения. По итогам января-ноября прошлого года среднемесячная зарплата в секторе, по данным статистики, составляла 46% от средней по стране — около 6 тыс. руб. в месяц. В этом году ситуация не меняется: за первое полугодие 45,6% от 16,4 тыс. руб. в месяц, то есть не доходит до 7,5 тыс. рублей.

1. Валовый сбор основных сельхозкультур, млн. ц/год

Данные: Росстат

1990

1992

2003

2004

2005

2006

2007

1990

1992

2003

2004

2005

2006

2007

Зерно (в весе после доработки)

РФ

1166,7

1068,5

671,9

780,9

781,8

786,2

817,9

ЮФО

343,3

265,4

161,6

275,2

267,7

260,4

239,1

Подсолнечник

РФ

34,2

31

48,7

48

64,4

67,5

56,5

ЮФО

22,3

18,8

28,4

29,1

39,6

41,2

30,6

Сахарная свекла (фабричная)

РФ

323,2

255,4

193,8

218,4

214,2

308,6

289,6

ЮФО

83,2

64,5

41,2

67,3

50,2

74,2

65,3

Картофель

РФ

308,4

383,2

367,4

359,1

372,7

385,7

367,8

ЮФО

19,5

23,1

27,8

31,5

32,8

32,3

29,4

Овощи

РФ

103,2

100,1

147,7

145,8

151,5

156,3

155,1

ЮФО

31,2

22,8

30,6

31,2

33,5

35,2

34,7

2. Производство основных видов продукции животноводства

Данные: Росстат

1990

1992

2003

2004

2005

2006

2007

1990

1992

2003

2004

2005

2006

2007

Скот и птица в убойном весе, млн тонн

РФ

10,11

8,26

4,93

4,97

4,98

5,18

5,7

ЮФО

1,93

1,52

0,91

0,92

0,93

1,01

1,48

Молоко, млн тонн

РФ

55,71

47,23

33,37

32,17

31,14

31,44

32,18

ЮФО

7,68

6,44

4,73

4,83

4,76

4,91

10,6

Яйца, млрд штук

РФ

47,4

42,9

36,4

35,7

36,9

37,9

37,8

ЮФО

6,7

5,6

4,98

4,92

5,2

5,3

9,7

3. Парк основных видов техники в сельхозорганизациях, тыс. штук

Данные: Росстат

1992

2007

1992

2007

Тракторы

1290,7

405,7

Плуги

460,3

121,2

Культиваторы

541,6

153,4

Сеялки

582,8

178,7

Комбайны:
- зерноуборочные;
- кормоуборочные

370,8

120,1

107,7

26,6

Косилки

208,2

53,8

Пресс-подборщики

79,5

28,7

Жатки валковые

218,7

37,6

Поливные машины и установки

69,5

6,7

Доильные установки и агрегаты

197,5

39,8


Автор: Оксана Лебедева