Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

К читателям (4407)
ТОП-10: Сделано в ЮФО (4680)
Прибавка в весе (4646)
Число представленных на форуме в Сочи южнороссийских проектов и соглашений с инвесторами ежегодно увеличивается
Фаина Богатырева  
Семнадцать лет спустя (5066)
К 2025 году валовой региональный продукт ЮФО может увеличиться до 4,6–7,9 трлн. рублей, а доходы населения — 23–33 тысяч
Оксана Лебедева  
Владимир Чуб: «Инвесторам нравится наше законодательство» (4471)
Максим Федоров  
«Флагманским проектом для Юга станет подготовка к Олимпиаде-2014» (4448)
Считает директор Департамента проектов развития экономики регионов Минэкономразвития РФ Андрей Соколов
Александр Жилкин: «У нас десять стратегических направлений развития» (5116)
Оксана Антипова  
Александр Плотников: «В области выделены зоны развития» (4865)
Оксана Антипова  
Александр Ткачев: «Мы сделали ставку на государственно-частное партнерство» (4818)
Екатерина Минакова  
Владимир Бартеньев: «Интерес инвесторов можно капитализировать» (4727)
Никита Логвинов   
Валерий Гаевский: «Мы позиционируем себя как южный фокус привлечения инвестиций» (4761)
Оксана Антипова  
Самая популярная и амбициозная (5925)
Среди резидентов Новоалександровской промзоны — брендовые компании «Юнимилк», Coca-Cola, Ball Corporation
Максим Федоров   
Игорь Бураков: «Надо захватить больше места под солнцем» (4706)
Максим Федоров  
Деньги — под стекло (6138)
В перспективе заводы по выпуску строительного стекла могут появиться в пяти регионах ЮФО
Марина Конева   
Инновации — дело общее (4576)
Лицей №25 и ТАГМЕТ совместно внедряют инновационные программы подготовки рабочих кадров
Галина Ярыгина  
Мы можем на порядок больше (4625)
Игорь Платонов сделал ставку на высокие технологии
Галина Шувалова  
Донской машинокомплект (5370)
Объемы выпуска машиностроительной продукции растут на 7–17% ежегодно
Сергей Родин  
Крылья 325 АРЗ (8770)
Умножение путем сложения (6194)
МЗМО и «ПромТяжМаш» объединятся, чтобы усилить позиции на рынке
Галина Шувалова  

 

Чистые «грязные» деньги

№ 7(21) (2008)
Количество просмотров: 7622
Версия для печати


На Юге России все активнее развивается рынок мусоропереработки. Как считают его игроки, время для «мусорного» бизнеса наступило, и при поддержке местных властей проблему твердых бытовых отходов (ТБО) удастся решить. Однако по мнению экспертов, многие «перерабатывающие» проекты не будут реализованы полностью: слишком большие затраты заставляют инвесторов остановиться на стадии мусоросортировки.

Мусор со знаком качества

Уборка и утилизация мусора относится к таким проблемам, на которые трудно закрыть глаза. Как ни закрывай, а проблема все равно скоро даст о себе знать: неприглядным видом, а подчас и запахом… кроме шуток — события в Неаполе, когда из-за гигантской свалки вокруг города разразился настоящий политический кризис, показывают, что проблемы ТБО должны решаться на самом высоком уровне.

Обобщенно говоря, есть три способа обращения с ТБО: захоронение на полигонах, сжигание и переработка (рециклинг). Нетрудно догадаться, что в России наиболее часто применяется первое  мусор брикетируют и свозят в специально отведенные места захоронения. Хуже того, просто выбрасывают на свалки. Для наглядности: только в Ставропольском крае доля несанкционированных свалок достигает 40%.

По оценке московской компании «Эко-Система», в России перерабатывается менее 10–15% всего объема образующихся отходов. По другим подсчетам, не больше 5%. В то время как на Западе обращение с ТБО — серьезный и доходный бизнес. К примеру, капитализация крупнейшей мусороперерабатывающей компании США Waste Management Inc. составляет $12 млрд.

По словам главного технолога НПК «Механобр-Техника» (Санкт-Петербург) Надежды Михайловой, в Европе мусор все чаще используется в качестве топлива. Из органической массы (отходы продуктов питания) получают экологически чистый биогаз, а неорганические ТБО попросту сжигаются.

— Топливный дефицит, а также современный уровень экологической безопасности во многом оправдывает мусоросжигание, — считает Надежда Михайлова. — С учетом того, что ТБО поддерживают горение без введения дополнительного топлива, экономия затрат оказывается значительной. Переработка мусора и получение вторичных продуктов — еще одно перспективное направление. На Западе оно рассматривается в комплексе с мусоросжиганием.

Всплеск внимания к мусоропереработке в последние несколько лет наблюдается и в России, в отрасль приходят серьезные инвесторы. в прошлом году компания «тройка Диалог» объявила о создании фонда, специализирующегося на инвестициях в переработку ТБО. По информации «Вестника», сейчас фонд в стадии формирования, происходит оТБОр проектов. Похожие планы озвучивал и сбербанк. как рассказал «Вестнику» гендиректор «Национальной экологической компании» (подразделение ГК «Роэл») Сергей Хорошаев, через два-три года в отрасли возможен настоящий бум инвестпроектов. Один из определяющих факторов — изменение структуры потребления населением.

— Люди становятся богаче и больше потребляют, рост доли вторичного сырья в отходах позволяет получать значительные прибыли. И, кроме того, ожидается повышение государственных тарифов на вывоз и утилизацию отходов, — рассуждает Сергей Хорошаев.

— Я могу судить только о своем регионе, но, думаю, пример показателен. В последнее время в администрацию Санкт-Петербурга поступает большое количество проектов по мусоропереработке, — поделился наблюдениями исполнительный директор санкт-петербургской «Ассоциации рециклинга» Вячеслав Прохоров. — Такое ощущение, что этим бизнесом стали заниматься все, кому не лень.

— Появилось много желающих приватизировать, построить или взять в аренду полигоны ТБО, — рассказывает замдиректора ростовского НИПВФ «Тензор» Александр Агеев. — И это логично: сбор мусора — постоянно востребованная и оплачиваемая услуга. Те, кто заработал на сборе, пытаются наладить сортировку по видам вторсырья для промышленности.

Сор в избу

Юг России повторяет общие тенденции. Только за последние три года здесь заявлено о начале реализации около полутора десятков проектов. На сайте комитета по ЖКХ Краснодарского края размещена информация о 8 «экологических» проектах: 2 мусоросортировочных завода, 6 мусороперерабатывающих. Всего же в крае до 2014 г. должно появиться более десятка таких предприятий. В Астрахани ОАО УК «Эко-Система» строит мусоросортировочную станцию и полигон ТБО. Подобный комплекс появится и в Ставрополе: здесь инвестором выступает «национальная экологическая компания». О планах строительства мусороперерабатывающего завода в Таганроге (ростовская область) заявляла компания «Эмальянс». Общий объем инвестиций в рынок ЮФО, по оценке специалистов «эко-системы», составляет 5–6 млрд. руб. Ориентировочные капзатраты на строительство предприятия мощностью 100 тыс. тонн ТБО в год распределяются следующим образом: 200 млн. руб. — сортировка, 300-500 млн. — механобиологическая переработка (компостирование), 1,2–1,5 млрд. руб. — сжигание.

— Конечно, извлечение вторичных ресурсов способствует экономии сырья, — считает научный редактор журнала «Твердые бытовые отходы» Татьяна Шимко. — но не менее важно, а иногда и просто необходимо сокращение объемов отходов, которые требуют захоронения. Для Юга России, где земля имеет особую ценность из-за климатических и географических условий, это очень актуально.

— В Краснодарском крае ежегодно производится более 2 млн. т отходов, — рассказывает вице-президент АНО «Центр межрегиональных связей» Владимир Кислов. — Поэтому проблема их утилизации стоит очень остро, в крае масса нелегальных свалок. Мы планируем уже в этом году закончить в Славянске-на-Кубани строительство полигона с мусоросортировочной станцией. Это будет первый полигон на Кубани, который работает по новым технологиям и имеет всю необходимую документацию и лицензию. Инвестиции в проект — 206 млн. руб., планируем, что срок окупаемости составит 5 лет. Если дело пойдет успешно, будем развивать и мусоропереработку — гранулировать пластмассу, производить продукты из вторсырья.

Другие компании одним заводом не ограничиваются, а строят целые сети. ОАО «УК «Кубанский центр вторичных ресурсов» разрабатывает проекты в Туапсе и в Усть-Лабинске.

В различных субъектах ЮФО проводит переговоры «Национальная экологическая компания».

— Планируем до конца 2009 г. вложить в создание комплексных систем обращения с отходами в регионах России свыше 2 млрд. руб., — рассказал «Вестнику» заместитель гендиректора ОАО УК «Эко-Система» Сергей Захаров. — Уже сейчас мы работаем в Барнауле, томске, Перми, Белгородской области…

Активное развитие экологических производств происходит во многом благодаря усилиям региональных властей. В Ставропольском крае концепция обращения с ТБО принята в прошлом году, в Краснодарском — несколько месяцев назад.

В Ростовской области ведутся переговоры с одним из потенциальных разработчиков — ФГУП «Федеральный центр благоустройства и обращения с отходами» (Москва). По словам заместителя министра энергетики, инженерной инфраструктуры и промышленности Ростовской области Юрия Тамбовцева, если все процедуры пройдут нормально, то, возможно, через год на Дону появится своя концепция обращения с ТБО. По данным «Вестника», переговоры с разработчиками в Астраханской области только начинаются.

Не все то золото, что ТБО

Между тем, по мнению экспертов, не все проекты, заявляемые в ЮФО, могут стать успешными. Одно из главных препятствий — низкое «качество» российского мусора. «Глубоко» сортировать мусор, состоящий из множества видов отходов — стекла, бумаги, батареек, тканей, ртутных ламп — очень сложно. Более того, в мусорных контейнерах пищевые отходы отравляются неорганическими веществами — солями тяжелых металлов и химическими добавками. Это делает невозможным производство из «пищевки» полезного удобрения — компоста. На Западе 5 кг «вторичного» компоста стоят от одного до нескольких десятков евро.

— Уоличество полезного вторсырья, которое можно извлечь из российского мусора, не превышает 12%, — рассказывает Надежда Михайлова.

По подсчетам Сергея Захарова, если в Сибири и Центральной России «Эко-Система» способна сортировать отходы на 20–25 фракций, то в Астрахани — почти вдвое меньше.

— Мы же богатая страна, у нас масса всяческих ресурсов. Зачем нам экономить? — иронизирует руководитель лаборатории ФГУП «Академия коммунального хозяйства» Христофор Никогосов. — Во всей Европе отходы собираются раздельно. В Германии возле каждого дома стоят 5–6 контейнеров, окрашенных в разные цвета: для «органики», для бумаги, дерева, стекла… и не дай бог, кто-то бросит мусор не в тот контейнер! Кроме того, на Западе собирать вторсырье выгодно. Одна ПЭТ-бутылка стоит до 25 центов. А в Москве автоматы принимают бутылки по 10 копеек за штуку. Кто станет заниматься сбором за такую цену?

Участники сортировочного рынка заинтересованы в повышении «качества» мусора, поэтому все они неминуемо приходят к идее раздельного сбора ТБО. Пока что предпринимаются несмелые попытки внедрения новых технологий.

— Для начала мы попробуем ставить по два контейнера. Отделим пищевые отходы от непищевых. И это уже будет серьезным шагом вперед. Думаю, через пару лет система может начать работать, — планирует Владимир Кислов.

— Проекты по раздельному сбору, которые внедрялись в России, пока не увенчались успехом, — добавляет Сергей Захаров. — Раздельный сбор требует отдельных затрат, большой разъяснительной работы. Чтобы сформировать у населения новые привычки, потребуется время. Но несмотря на это, мы все же планируем внедрять в Астрахани элементы раздельного сбора отходов, вести информационно-разъяснительную работу.

Другая проблема, которая ожидает инвесторов, — сбыт полученного вторичного сырья. По словам специалистов, сортировка выгодна только в том случае, если поблизости есть потребители.

— Ситуация со сбытом вторичного сырья на Юге России у нас сложная, — признает Сергей Захаров. — Реальных потребителей вторсырья в Астраханской области нет. Высокие затраты на перевозку сырья в другие регионы делают невыгодной сортировку определенных видов отходов.

Проблемы с реализацией вторсырья актуальна и для действующих производств. По информации «Вестника», два года назад серьезные затруднения при продаже ПЭТ-бутылок испытывал ростовский мусороперерабатывающий комплекс. Сейчас процесс наладился, однако теперь потребители ужесточили требования к качеству картона.

Для каждого конкретного случая необходимо просчитывать потенциальных потребителей, считает Христофор Никогосов:

— Нужно знать морфологический состав мусора, который поступает на завод — сколько в нем ПЭТ-бутылок, сколько стекла, бумаги и т.д. и какова потребность в них региона. Только по этим данным можно определить, какое сырье будет рентабельным.

Сортировать, нельзя перерабатывать?

Среди заявленных на Юге проектов пока нет ни одного полностью реализованного. Одни инвесторы выбирают генподрядчика, другие начали строить, третьи заканчивают. Однако уже сейчас эксперты сходятся во мнении, что большинство проектов будет реализовано лишь до стадии мусоросортировки.

— Рециклинг вторичных отходов потребует гигантских вложений, — оценивает Надежда Михайлова. — И сжигание мусора тоже. Энергия, полученная от сжигания ТБО, выходит дороже обычного топлива на 30%. Поэтому заявления компаний о внедрении переработки — это, скорее всего, красивая игра слов. Тарифы на утилизацию мусора, которые сегодня установлены в России, не покрывают затрат на переработку. Их хватает лишь на то, чтобы вывезти отходы на полигон. Да, в Европе ТБО перерабатывают и сжигают, но там тарифы на услуги гораздо выше.

— Судите сами: на современном мусоросжигательном заводе в москве (построен немецкой фирмой, производит электроэнергию) официальный тариф на переработку ТБО составляет 1701 руб./т. собственники ТБО платят заводу 1–3% этой суммы, остальное доплачивается из бюджета Москвы.

Возможно ли такое в регионах? — рассуждает директор НП «Управление отходами — стратегическая экологическая инициатива» Олег Падалко.

По мнению Вячеслава Прохорова, «мусорный» бизнес — это своеобразные ножницы. С одной стороны, он должен быть рентабельным, а с другой — экологически чистым.

— Настоящая переработка мусора в России требует огромных затрат, — констатирует он. — На мой взгляд, наиболее рентабельный и безопасный путь — это максимально глубокая сортировка отходов и захоронение остатков на полигонах.

Нужные технологии есть. В Японии, например, вообще не строят полигонов, а возвращают в промышленность до 95% вторичного сырья! Конечно, мы столько не сможем, но почему бы не последовать хорошему примеру?

— Для мусоросортировочных комплексов в России рентабельность составляет около 40%. рентабельность зависит от состава мусора: в регионах с развитым потреблением, а таких все больше, этот уровень высок, — поддерживает коллегу Сергей Хорошаев.

Большинство экспертов сходится в том, что для увеличения рентабельности тарифы на утилизацию все же будут повышаться. однако отразится ли это на кармане населения, зависит от активности региональных властей: субсидирование перерабатывающих производств, например, естественная для Европы практика.

По мнению участников рынка, ситуацию могло бы серьезно улучшить принятие в России закона «об упаковке», который действует в других странах. Согласно ему, часть расходов на утилизацию перекладывается на плечи производителей упаковки, то есть на предприятия, чья продукция впоследствии превращается в отходы.

— Принятие закона «Об упаковке» десятилетиями откладывается, — рассказывает Сергей Захаров. — Крупнейшие западные компании активно лоббируют свои интересы. Сегодня территорию России захламляют упаковкой предприятия, которые не платят ни цента за ее переработку.

С принятием закона «об упаковке» можно говорить и о начале качественной переработки, заключают эксперты. А пока, по мнению Христофора Никогосова, на Юге России нужно сделать «хотя бы нормальные полигоны», поскольку в регионе «ни одного действительно экологически безопасного полигона нет».

Забавные и не очень факты о мусоре (по информации сайта www.eco-system.ru)

Время, за которое отходы превращаются в «ноль»:

  • банановая и апельсиновая кожура — полгода;
  • одежда из шерсти — от года до 5 лет;
  • бумажный стаканчик — 2–5 месяцев;
  • деревянная доска — 4 года;
  • такая же, но окрашенная — 13 лет;
  • консервная банка, синтетическая одежда, упаковка от мороженого — 100 лет;
  • пластиковая посуда и пластиковая бутылка — до 500 лет;
  • стекло — 1 млн. лет.

В день 1 человек образует в среднем от 1 до 3 кг бытовых отходов. Сегодня на земле живет более 5 млрд. человек, и за один день они производят 5 млн. т мусора.

Семья из 4-х человек в России каждый год выбрасывает:

  • 100 кг макулатуры;
  • 3 кг алюминиевой фольги;
  • 150 кг различных пластмасс и упаковок;
  • 7 кг одежды и обуви;
  • 1000 стеклянных бутылок и банок.

Переплавка алюминиевой банки в 20 раз дешевле, чем изготовление новой.

В 1992 г. международный форум в Рио-де-Жанейро назвал утилизацию отходов одной из главных проблем человечества.

  • В 1800 г. муниципалитет Нью-Йорка приказал выгонять на улицы города свиней, которые должны были поедать отбросы. Так началась борьба с мусором в Америке.
  • В Тихом океане плавает остров из пластика — его длина от берегов Калифорнии до Японии 1000 км.
  • В 200 н.э. в Риме возникла городская служба по уборке мусора.
  • В 400 до н.э. в Афинах основана первая в истории муниципальная свалка.
  • Мировые рекордсмены по количеству бытовых отходов — жители Нью-Йорка. Каждый из них в год производит около тонны мусора.
  • В мировой индустрии рециклинга занято свыше 1,5 млн. человек. Финансовый объем этого рынка достигает $160 млрд.
  • «Фреш Киллс» — самая большая в мире свалка находится в Нью-Йорке. Открыта в 1948 г., в 2001-ом после терактов 11 сентября приняла последние отходы (десятки тысяч тонн строительного мусора) и была закрыта.
  • Человек в год использует 60 кг бумаги = 2 дерева.
  • Чтобы ежедневно вывозить мусор из Москвы, нужно 2000 «КамАЗов».

Автор: Тимур Сазонов