Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

«Вестник Олимпиады»: первый международный (4385)
К читателям (4344)
Топ-10: сделано в ЮФО (5232)
Удачное место на глобусе (4753)
Жорж Моризо: «Мы убедились: на Дону — большая потребность в цементе» (5389)
Максим Федоров  
Металлический звон. Для сохранения рыночных позиций предприятия черной и цветной металлургии ЮФО нацелены увеличить объемы производства (7345)
Умножение путем сложения. МЗМО и «ПромТяжМаш» объединятся, чтобы усилить позиции на рынке (7364)
Галина Шувалова  
Не прячьте ваши денежки… (4876)
Лариса Никитина  
Прыжок через барьеры. Российскому малому и среднему бизнесу обещают светлое будущее (5018)
Ирина Фомина, Оксана Лебедева  
Когда спрос превышает предложение… (5273)
Нить «Ариадны» протянулась через 200 городов России (5964)
Марина Симионова  
Транспорт урегулировали. Вступил в силу Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта (6025)
Иван Шептухов, начальник отдела консалтинга ООО «БДО Юникон Ростов-на-Дону», Сергей Фомин, юрист ООО «БДО Юникон Ростов-на-Дону»  
Производители запутались в сетях (6093)
Ольга Бульбич   
Произвести и переработать (4825)
Галина Шувалова   
Инструмент для перехода (4530)
Галина Андреева   
Олимпийские планы железнодорожников (6156)
Галина Шувалова   
Бурный рост на низком старте. В ЮФО теперь можно приобрести автомобили практически любой известной марки (6346)
Лариса Никитина   
Под президентским контролем (4814)
Вячеслав Василенко: «Аграрный бизнес должен быть комфортным» (5407)
Ольга Бульбич   

 

«Зеленая» эволюция, или «Думать за пределами нефтяной трубы»

№ 5(19) (2008)
Количество просмотров: 6899
Версия для печати


Интерес к альтернативному топливу возник в России сравнительно недавно и начал формироваться снизу. Предприниматели и региональные власти развивают новый вид бизнеса, несмотря на отсутствие каких-либо стимулов со стороны государства. Но будущее биоэнергетики в России пока остается туманным.

Подъем на спуске

Мировой биотопливный бум докатился до России уже на излете. Пока мы запрягали, американцы успели построить 147 этаноловых заводов и спроектировать еще 61 предприятие, сумели довести бюджетные расходы на возобновляемые источники энергии до 42%, пустить на биоэтанол четверть выращиваемой в стране кукурузы и… разочароваться. Когда цены на сельхозсырье, особенно на кукурузу, зашкалили, выяснилось, что снизить потребление бензина и сбить цены на нефть не удалось, преодолеть нефтезависимость от арабских стран — тоже. Европейская биоиндустрия после нескольких лет движения на высоких скоростях тоже начала тормозить (возможно, временно взяв передышку). Некоторые проекты оказались даже заморожены.

Тем не менее во многих странах приняты госпрограммы и законы в области производства альтернативной энергии, созданы специальные органы исполнительной власти, координирующие их реализацию. К примеру, европейские фермеры, приобретая небольшие производственные установки и отказываясь от использования нефтепродуктов, получают от государства разнообразные льготы и даже премии. Соседняя Украина приняла закон, стимулирующий производство моторных бензинов с добавками биоэтанола. Согласно документу, акциз на такое топливо в 2007 году был снижен с 60 евро до 30 евро за тонну. Также была установлена нулевая ставка акцизного сбора на топливный биоэтанол, производимый на украинских заводах.

В России интерес к альтернативному топливу возник сравнительно недавно, причем проекты уже реализуются, а какие-либо стимулы для развития со стороны государства все еще отсутствуют. Правда, как сообщил замдиректора департамента научно-технологической политики и образования минсельхоза РФ Николай Сорокин, министерство уже выделило деньги на разработку закона об основах развития биоэнергетики в России.

Большинство российских проектов делают ставку на биодизель. Основная культура для переработки — рапс, площади посевов которого ежегодно увеличиваются. Поддерживая идею развития биодизельных проектов, Минсельхоз России планирует в ближайшие три года утроить производство рапса в рамках госпрограммы развития сельского хозяйства: посевы будут расширены с 1,1 млн. до 3 млн. га.

— Технология переработки рапса позволяет получать, кроме биодизельного масла, еще и глицерин, сопутствующее тепло, а главное — шрот. Это нам крайне интересно. Ведь российские аграрии закупили в рамках нацпроекта сотни тысяч элитных коров, а новое стадо требует изменения кормовой базы, рациона, — объясняет интерес ведомства Сорокин.

Проекты многопрофильных высокотехнологичных комплексов, в состав которых войдут завод по производству биотоплива, комбикормовое производство, свинокомплекс и мясопереработка, уже реализуются в Липецкой и Омской областях.

— Но таких комплексов в России может быть всего два или три, вряд ли больше, — уточняет Сорокин. — Главное, чтобы технологии переработки масличных культур в биотопливо были доступны даже отдельным небольшим хозяйствам. Потому что мы исходим из идеи локального развития сельских поселений по принципу самодостаточности. И реализация подобных проектов, как мы думаем, послужит началом формирования в России биоэнергетики на промышленной основе — как нового экспортоориентированного сектора экономики на селе.

Однако далеко не все настроены столь же оптимистично.

— Боюсь, мы опоздали года на два, — считает президент ООО «Астон» Вадим Викулов. — Продовольственная инфляция внесла свои коррективы, и в ближайшие пять лет заниматься биотопливом в России бессмысленно.

Кроме того, надо понимать, что биоэнергетика — не экономика, а политика: развитие этой отрасли продиктовано необходимостью снизить зависимость от нефтепроизводителей. Для России, которая является нетто-экспортером, это неактуально. Гораздо более важная задача — научиться производить более качественный бензин.

В числе прочего скептики говорят о невозможности полностью заменить углеводородные источники сырья для топлива биологическими.

— Да вопрос так и не стоит, — парирует эксперт Российской биотопливной ассоциации, гендиректор агропромышленной компании «Рапс» Ольга Матвеева. — Конечно, глупо было бы надеяться, что панацеей от энергодефицита станет биодизель. Но и утверждать, что этот продукт не купят на рынке как минимум недальновидно.

В последнее время все чаще звучит еще одно предостережение: биотопливо из растительных масел небезвредно для двигателя и для окружающей среды.

— При высоких температурах и на малых оборотах, как ни странно, биодизель плохо себя ведет, — объясняет профессор Ростовского отделения академии проблем безопасности, обороны и правопорядка Александр Лычев. — Растительные масла имеют склонность к полимеризации при высоких температурах, вызывают закупорку топливопроводов при длительной эксплуатации.

В Германии в автомобильной промышленности сразу ставят датчики температуры, показывающие, когда должен подключаться биодизель. Доработка двигателя комбайна стоит 4,5 тыс. евро. Где у нас заводы, мастерские, специалисты, которые будут это делать? Мы, как всегда, надеемся на русское авось.

Энергия… на дровах и навозе

Однако на биодизеле свет клином не сошелся, кроме него, например, есть биоэтанол и биогаз. Поиск альтернативы нефти только начался, и какие еще открытия ждут нас на этом пути, неизвестно.

По оценкам специалистов, биогаз — самый дешевый из ныне существующих видов топлива. Для его производства можно использовать отходы растениеводства и даже жизнедеятельности человека. То есть технология не ставит под угрозу пищевой баланс, не приводит к росту цен на продовольствие (а именно эти доводы чаще всего высказываются против производства биотоплива). Кроме того, уже существует биотопливо второго поколения — синтетическое жидкое топливо (BtL — Biomass to Liquid), а также биогазовые технологии утилизации хозяйственно-бытовых отходов путем пиролиза и обработки термофилами, — детализирует Лычев. — Эти виды топлива не требуют доработки двигателей, практически не дают вредных выбросов в атмосферу. Такие установки созданы и эксплуатируются ООО «Энергосинтез» в Томске и концерном «Салтэк» в Армавире и Майкопе.

Николай Сорокин из Минсельхоза РФ убежден, что надо быстрее переходить к технологии биоэнергетики, связанной с переработкой целлюлозы:

— Мы с вами видим бесхозное отношение к отходам древесины, которые являются почти бесплатным сырьем для биотоплива и, говоря буквально, просто валяются у нас под ногами.

Переход на промышленное производство биотоплива, по мнению чиновников, имеет несомненные выгоды для АПК. В частности, речь идет об обеспечении животноводческой отрасли кормами, создании 450–500 тыс. новых рабочих мест, улучшении экологической обстановки, повышении доходности сельхозпредприятий, их инвестиционной привлекательности, дополнительном вовлечении в севооборот до 20 млн га неиспользуемой пашни.

— Европа уже не имеет таких резервов, — напоминает Сорокин. — Поэтому наш интерес к получению экспортоориентированного продукта экономически оправдан.

К процессу все активнее подключаются власти регионов. В Ростовской области, например, разработан проект областной целевой программы «Производство и использование биотоплива на основе растительных масел в АПК Ростовской области», подготовлена техническая документация, создан опытный экземпляр установки для производства биодизеля.

— К будущему году планируем создать пилотное хозяйство, в котором будут работать две установки — для отжима масла и для переработки его в биотопливо, — говорил экс-министр сельского хозяйства Ростовской области Вячеслав Василенко. — Через два года число экспериментальных хозяйств должно увеличиться до десяти. На втором этапе будем наращивать посевы озимого рапса по перспективным технологиям, поддерживать и развивать предприятия, которые захотят производить и использовать биотопливо. Третий этап (с 2012-го по 2015 год) — это уже масштабное внедрение программы.

В проекте программы говорится, что реализация намеченных мероприятий сократит централизованное потребление дизтоплива на 15–20%, снизит затраты на топливо в себестоимости сельхозпродукции на 18–22%, создаст 1200 дополнительных рабочих мест.

— Есть хорошее английское выражение: «Think outside the box» («Думай нестандартно»). После нескольких лет высоких цен на нефть в США появилось новое выражение: «Think outside the barrel» («Думай за пределами нефтяного барреля»). В России тоже пора начать думать за пределами нефтяной трубы, — резюмирует вице-президент Российской национальной биотопливной ассоциации Алексей Аблаев.

«Несколько доводов в пользу горчицы»

Владимир Картамышев, ведущий научный сотрудник южного научного центра РАН:

— Все, кто говорит о биотопливе, первым делом упоминают рапс. Только о нем и говорят. Как будто нет других культур. В Германии, например, для выращивания озимого рапса хорошие условия, потому и урожайность 30–40 ц/га. А у нас год на год не приходится. Вот прошлая зима была довольно теплая, посевы рапса хорошо перезимовали, и урожай был хороший — 30 ц/га. А в этом году придется пересевать.

Для Ростовской области весьма предпочтительна сарептская горчица. Это хороший предшественник для озимой пшеницы, кроме того, горчица улучшает структуру почвы. И земля у нас есть — 1 млн. га паров. Еще один довод в пользу горчицы: она угнетает амброзию. Размножаясь очень быстро, этот сорняк стал настоящим бедствием. По данным областной карантинной инспекции, в позапрошлом году 200 тыс. га пашни было заражено амброзией, а в прошлом — уже 1 млн. га. В Краснодарском крае еще хуже — 5 млн. га заражено.

Еще один нужный сегмент — смазочные масла. К примеру, самолет не полетит, не выпустит шасси без касторового масла. Раньше государство поддерживало возделывание клещевины (сырье для производства касторового масла. — Прим. «Вестника»), ею было засеяно 100 тыс. га. Государство давало крестьянам четыре центнера кормов за каждый центнер семян клещевины. И страна была полностью обеспечена касторовым маслом. А сейчас везем из Индии и стран Средиземноморья.

«Биоэтанол — продукт побочный, но выгодный»

Петр Светличный, директор ООО «Титан-Кубань»:

— В прошлом году руководители нашего головного предприятия, омской ГК «Титан», подписали с администрацией Краснодарского края соглашение о строительстве биокомплексов, включающих в себя, кроме производства биоэтанола, животноводческие и птицеводческие фермы, мясокомбинат, комбикормовые заводы, мельничный комплекс.

Стратегическая цель проекта — перейти от сырьевой направленности регионального АПК к производству высокотехнологичной продукции: биоэтанола, биогаза, а также пищевых продуктов и кормов. Ввод первой очереди комплекса намечен на 2010 год. При этом биоэтанол — не основной, а побочный продукт переработки зерна. Фуражная пшеница не просто перегоняется в спирт, а разделяется на белок, крахмал (из него-то и получится этанол, причем на биотопливо пойдет лишь 38% этого продукта, остальное — для нужд пищевой промышленности), на жмых и отруби, которые пойдут на корм скоту.

Поскольку комплекс огромный (в его составе две свинофермы на 100 тыс. голов каждая и две индюшиные фермы производительностью по 15 тыс. тонн мяса в год), навоза будет очень много. Он будет перерабатываться в биогаз по датской технологии. Что касается себестоимости производства биоэтанола, то она в среднем составляет 10 руб. за литр. Цена продукции на мировом рынке — около$2 за литр. Так что даже при уплате акциза (23,5 руб. за литр) производство биотоплива остается выгодным.

«Не страдают ни люди, ни экология»

Виктория Супруненко, руководитель КХ «Аист» (Краснодарский край):/P>

— Сейчас я работаю над проектом животноводческого комплекса, который будет обеспечивать биогазом не только собственное производство, но и нужды поселка. В прошлом году, закончив обучение по президентской программе подготовки управленческих кадров для народного хозяйства, стажировалась в Германии, видела, как организовано хозяйство, использующее альтернативную энергию, работающее по замкнутому, практически безотходному циклу.

Для биогазовых установок используется разнообразная биомасса: солома, стебли и початки кукурузы, лузга подсолнечника, бытовые отходы, сточные воды с ферм, канализационные стоки, отходы бойни, навоз — все идет на производство энергии. При этом отмечу, что энергия, заключенная в одном кубометре биогаза, эквивалентна энергии 0,6 куб. м природного газа, 0,74 л нефти или 0,66 л дизтоплива.

Например, на животноводческой ферме в местечке Grob Kreutz (Havel) на жидких отходах работает биогазовая установка мощностью выработки электроэнергии 80 кВт-ч. Это полностью удовлетворяет потребности самой фермы, еще и излишки она продает государству. Продукты, полученные от переработки биогаза в электроэнергию, вывозятся на поля — это ценнейшее биоудобрение! Почвы на полях, принадлежащих ферме, довольно бедные (23–27 баллов по 100-балльной шкале, принятой в Германии), а урожай зерновых — не менее 60 ц/га! Откровенно говоря, меня поразило и вдохновило увиденное в Германии. Это, если можно так сказать, гуманная (по отношению к человеку и земле) организация сельскохозяйственного производства.

По-хорошему позавидовала тамошним фермерам, которых государство всячески стимулирует. Если российское правительство в 2008 году примет, как планировалось, программу по развитию производства биотоплива, это будет хорошим сигналом не только для нас, сельхозпроизводителей, но и для многих других предпринимателей. Ведь биоэнергетическая отрасль затрагивает минимум 11 отраслей народного хозяйства.


Автор: Ольга Бульбич