Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

К читателям (4489)
ТОП-10: сделано в ЮФО (5109)
«Уникальный и амбициозный проект» (4939)
Никита Логвинов  
Олимп не заметил потери «бойца». МОК спокойно отреагировал на кадровые перестановки в корпорации «Олимпстрой» (5017)
Никита Логвинов   
Владимир Бартеньев: «Если есть потенциал, глупо его не использовать» (7655)
Максим Федоров  
Зеркало отрасли (4822)
Лариса Никитина   
Российский транспорт в международном аспекте (4714)
TRUCK CENTER накроет Россию сервисной сетью (5549)
Юрий Аксюшин  
Южное взморье. К 2015 году порты ЮФО должны переваливать более 250 млн. тонн грузов (7115)
Юрий Аксюшин   
Российский производитель — немецкое качество. Компания «Транзит-Дон» развивает продажи контейнеровозов производства GRÜNWALD (5982)
От «холодного склада» — к логистическому терминалу. Южный рынок логистических услуг на пути к качественным изменениям (7992)
Лариса Никитина   
Автозагрузка: тенденция роста. В ЮФО увеличивается объем внешнеторговых автоперевозок (5321)
Наталья Гончарова   
Парки южного периода (6268)
Ирина Скрынник   
Миллионы в дороги. Объемы дорожного строительства и ремонта в Донецке растут с каждым годом (5470)
Бизнес на колесах (4490)
Галина Шувалова  
20 миллионов на поток (4803)
Михаил Мартынов  
Проблему осилит везущий? Рост цен на ГСМ снижает рентабельность транспортных компаний (6338)
Наталья Гончароа  
Связующее звено (5127)
Наталья Гончарова  
Птицы высокого полета (4984)
Оксана Лебедева  
Устойчивый бизнес по-русски (6222)
Галина Шувалова  

 

Молочные реки, мясные берега

№ 4(18) (2008)
Количество просмотров: 5931
Версия для печати


Отсталость и неразвитость животноводческой отрасли компенсируется ее огромным потенциалом и готовностью инвесторов рисковать ради будущих прибылей.

В перечне приоритетов, расставленных государством в пятилетней программе развития сельского хозяйства, животноводство занимает первую строчку.

Мясо является стратегическим сырьем в системе продовольственной безопасности страны. А если учесть, что мы не в состоянии себя прокормить и вынуждены тратить на еду валюту, это становится уже проблемой экономической безопасности. У России — неприлично высокая доля импорта в мясных ресурсах страны: 34%. Тогда как страна, говорят специалисты ВНИИ мясной промышленности, считается зависимой уже при 20% иностранных закупок. Весь мировой рынок импортируемого мяса — 20 млн. т, из них 3 млн. закупает Россия. В прошлом году она произвела всего 5,6 млн. т. Если бы не переходящие запасы, доля импорта достигла бы 6%.

С молоком — несколько лучше: ввоз этой продукции составляет 16,6%. В минувшем году Россия произвела менее 32 млн. т молока — в пять раз меньше Евросоюза, в три раза меньше Индии, в 2,5 раза меньше США.

Казалось бы, главная задача сегодня — освободиться от импорта, который в условиях роста цен на продукты питания будет все разорительнее. Но сельхозпятилетка не планирует большого скачка. «К 2012 году предстоит увеличить долю российского производства в формировании ресурсов мяса до 70%, молока — до 81%, — говорится в государственной программе. — Среднегодовой рост объема продукции сельского хозяйства за 5-летний период должен составить около 4%».

Весьма осторожные планы. Видимо, дело не только в природной консервативности отрасли и длительности производственно-технологических процессов. Это может быть и косвенным признанием отсталости аграрно-промышленного комплекса, восстановить который будет нелегко.

Есть, правда, надежда, что противовесом станет огромный потенциал отрасли и ее растущая инвестиционная привлекательность.

Лидеры и аутсайдеры

Юг России всегда был аграрным краем. Сегодня утрата потенциала особенно велика в северокавказских республиках, жители которых лучше всего умели разводить скот и делать сыры (например, «Адыгейский» и «Осетинский» настолько знамениты, что и теперь существуют как общероссийские бренды).

По итогам 2007 года Адыгея, согласно сведениям Ростовстата, находится на предпоследнем месте в Южном федеральном округе по производству мяса и молока. Последняя в списке — Ингушетия, которая произвела в прошлом году менее 5 тыс. тонн мяса (даже у Чечни — в восемь раз больше) и 66 тыс. тонн молока (это соответствует производительности самого маленького отстающего сельского района).

Неожиданно хорошую динамику роста демонстрирует Дагестан, который вышел на пятое место по производству мяса, опередив Калмыкию, Кабардино-Балкарию, Северную Осетию, Астраханскую область. А молока дагестанцы произвели даже больше, чем в Волгоградской области.

В целом же ЮФО обеспечивает треть всего российского мясного рынка, при этом треть этой продукции производит Краснодарский край. Устойчивое второе место занимает Ростовская область, третье — Ставропольский край.

Однако, несмотря на довольно пристойные общие результаты, потенциал округа и каждого региона в отдельности (включая лидеров), реализован довольно слабо.

«Большое свинство»

Основной прирост «мясных» показателей ЮФО дали свинина, курятина и индюшатина. Именно в эти быстроокупаемые производства, выпускающие «быстрорастущее мясо», инвестировались средства через нацпроект развития АПК.

Особенно преуспела Кубань, которая строит 22 мегафермы для выращивания свиней. Однако эйфория пошла на убыль, когда резкое подорожание кормов спровоцировало сброс свинопоголовья. Правда, позднее стало ясно, что это далеко не единственная причина. Массовая раздача кредитов на проекты по производству свинины состоялась, а на остальное — то ли денег не хватило, то ли не додумали до конца концепцию, но отсекли развитие сбыта и переработки. Естественно, возник перекос рынка: предложение росло, а информация о спросе до производителей не доходила из-за отсутствия среднего звена между фермой и мясокомбинатом.

Государственная пятилетняя программа этот крен исправляет: предусмотрено субсидирование кредитов на строительство и реконструкцию мясохладобоен, пунктов первичной переработки мяса.

Правда, теперь специалисты предупреждают, что соединить производителей и переработчиков сегодня не так-то просто, если вообще возможно: многие мясокомбинаты уже «заточены» под импортное замороженное блочное мясо, и одного их желания перейти на отечественное сырье мало. Придется переделывать технологию, менять оборудование.

Кроме того, во весь рост встанет проблема качества российского мяса. Сегодня она пока не слишком остра, поскольку цепочка сбыта дотягивается лишь до базара или, в лучшем случае, до мясокомбината. Там всякое сгодится — и жирное, и жилистое… А розничным сетям и ресторанам такое и даром не нужно, им подавай премиум-класс. Готов ли наш производитель удовлетворить такой спрос, отчитаться — чем кормил, где и как содержал животное? А есть ли у нас лаборатории с лазерным оборудованием, анализирующим «степень мраморности» говядины?

«Молочный зуб» отрасли

Если на Кубани произошел сбой в развитии свиноводства, то в Ростовской области похожие причины усугубили «молочный кризис». Поскольку большую часть стада коров (79%) содержат личные подсобные и крестьянские фермерские хозяйства, этот сектор животноводства развивается в основном как мелкотоварный. Что делает проблему сбыта и переработки продукции особенно сложной, зависящей от множества случайностей и трудно прогнозируемой. Например, гораздо проще организовать закупку больших партий товара у одной или нескольких крупных ферм. Но в Ростовской области таких почти нет. В сельхозорганизациях содержится всего 21% общего стада коров, которые дают лишь 14% всего молока (средняя производительность одной коровы — 2987 кг в год). В личных подсобных хозяйствах удои выше в среднем на тысячу килограммов. Но это все равно далеко не рекордные показатели. Не сравнить с Кубанью (5030 кг) и Ставропольским краем (4429 кг).

Однако надо же куда-то девать 912 тысяч тонн молока, надоенного крестьянами Ростовской области в 2007 году. Недоразвитая перерабатывающая промышленность берет лишь менее 15% для своих нужд. Вот почему единственным достойным выходом из этой ситуации специалисты областного минсельхозпрода посчитали стимулирование развития потребительских кооперативов, которые должны были обеспечить закупку и сбыт сырья, произведенного на личных подворьях.

В Ростовской области за два года, отпущенных на реализацию нацпроекта «Развитие АПК», было создано 107 кооперативов. Им всячески помогали встать на ноги. В частности, способствовали закупке 111 молоковозов и 63 охладителей молока (90% их стоимости оплатил областной бюджет). Субсидируются кредиты, привлекаемые для того, чтобы организовать реализацию сельскохозяйственной продукции и продуктов ее переработки. Пятилетняя государственная программа развития сельского хозяйства предусматривает расширение государственной помощи: можно будет получить субсидии на кредиты для оплаты транспортных услуг, связанных с производством молочной продукции.

То есть стимулов более чем достаточно. И некоторые сумели ими воспользоваться. Например, по сведениям отдела экономического анализа и прогнозирования областного минсельхозпрода, в Морозовском районе сельскохозяйственный товарно-сбытовой потребительский кооператив «Молочное дело» в прошлом году закупил у населения 2087 т молока (это 10% того, что произведено в районе). Активно работает в Боковском районе СПССК «Восход», закупивший 743 т молока.

Однако этим положительные примеры исчерпываются.

Как отмечалось на коллегии министерства, «реально функционируют лишь 60% кооперативов». И, судя по всему, нет большой надежды на их оживление: лишь к 2012 году планируется довести удельный вес работающих кооперативов до 90,9%. Молоковозы и охладители молока используются плохо.

Министерству теперь придется разбираться, куда они делись, судиться с кооперативами, зря потратившими бюджетные деньги. Виновных найдут и накажут. Но проблема останется. Потому что корень ее — в отсутствии связки, «моста» между товаропроизводителем и рынком или поставщиком и переработчиком продукции. И хотя пятилетняя программа стимулирует создание пунктов первичной переработки молока, закупку современного оборудования для ферм, этих мер явно недостаточно. Да и график выделения государственных средств вызывает вопросы. Например, на техническую и технологическую модернизацию АПК в 2008 году будет выделено 6,4 млрд. руб. А к 2012 году господдержка увеличится до 11,5 млрд. руб., то есть почти вдвое. Хотя, по логике, порядок должен быть обратным, ведь отдачу от модернизации можно будет получить лишь через несколько лет.

Тем временем в общественных хозяйствах поголовье крупного рогатого скота (в том числе коров) сокращается. В Ростовской области есть районы, которые планируют снижение поголовья КРС, а также хозяйства, которые полностью отказались от животноводства в пользу менее хлопотного растениеводства.

Только цифры

В наши дни нет дефицита говядины ни в супермаркетах, ни в магазинах, ни на рынках. Хотя поголовье крупного рогатого скота резко уменьшилось за последние полтора десятилетия, отмечает Информационно-аналитический центр Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ. Если в среднем за предреформенное пятилетие (1986–1990 гг.) ежегодное производство мяса крупного рогатого скота (в убойном весе) составляло в хозяйствах всех категорий порядка 4 млн. т, то в 1991–1995 гг. оно упало до 3,4 млн., в 1996–2000 гг. — до 2,2 млн. т. В новом столетии с отечественных ферм стало поступать в год уже менее 2 млн. т говядины. По прогнозам экспертов Мясного союза России, к 2014 году потребление мясопродуктов достигнет уровня 1990 года. Доля птицы в структуре потребления вырастет до 45% (против 18% в 1990 г. и 36% в 2006 г.), доля свинины останется на уровне 31%, говядины — снизится до 20% (43% и 29% соответственно).

К 2014 году рост производства мяса всех видов превысит 60%, по сравнению с 2006 годом, но не достигнет уровня 1990 года. Импорт останется на уровне 2006 года.

Экспертное мнение

Есть шанс потеснить импорт

Мушег Мамиконян, президент Мясного союза России:

— Не вижу никакой трагедии в том, что производство свинины и мяса птицы развивается в России гораздо интенсивнее, чем производство говядины. Во-первых, это фактор стабильности, так как средства, вложенные в свинокомплексы и птицефабрики, окупаются гораздо быстрее. Во-вторых, курятина, индюшатина очень полезны и относятся к диетическим видам продуктов. И когда в 1990 году их доля в структуре потребления сократилась до 18%, это отразилось на здоровье нации (как известно, избыток холестерина провоцирует сердечно-сосудистые заболевания). Это совсем не означает, что надо отказываться от производства говядины. Спрос на нее во всем мире растет. Но надо учиться выращивать конкурентоспособное сырье. А для этого необходимо улучшать качественные характеристики поголовья крупного рогатого скота, очень серьезно заниматься селекцией.

Однако даже при наличии более качественной продукции отечественному производителю, особенно в регионах, труднее сбыть ее: оптовики гораздо охотнее закупают импортное сырье благодаря отлаженной логистике, которая экономит время и обеспечивает четкое взаимодействие всех звеньев. Поэтому для России очень актуальным является совершенствование логистических систем в животноводческой отрасли.

Кроме того, отечественной мясной индустрии не хватает мощностей по убою скота и переработке мясного сырья. Однако есть шанс изменить ситуацию в лучшую сторону. В госпрограмме, уже вступившей в действие, разрешено использовать деньги на эти цели. Раньше такого условия не было.

Крупный рогатый, но мелкотоварный

Алексей Плугов, аналитик Национальной мясной ассоциации:

— Общеизвестно, что отечественный мясной рынок сильно перекошен, ориентирован в основном на производство свинины и птицы. И эта тенденция, очевидно, сохранится в ближайшие годы. Бизнес охотнее идет туда, где при наименьших затратах можно быстро получить наибольшую отдачу. А при выращивании крупного рогатого скота срок окупаемости — два года; затраты на корма гораздо выше (они составляют до 70% в себестоимости мяса); воспроизводство стада — тоже дело долгое и хлопотное…

Если посмотреть рейтинг предприятий, занимающихся откормом крупного рогатого скота, то в самом большом содержится 17 тысяч голов, а в самом маленьком — около 900. С таким мелкотоварным подходом трудно надеяться на скорое сокращение импорта, на улучшение качества стада, обновление пород и так далее. Наша проблема не только в том, что мы мало производим мяса, но и в том, что оно неконкурентоспособно. Традиции отечественного животноводства безнадежно отстали от мировых, да и российский потребитель уже знает, что такое мраморная говядина, ему не нравится наша жирная свинина, он не готов переплачивать за сало. Личным подсобным хозяйствам не под силу изменить эту ситуацию.

Есть такой показатель — выход мяса из туши. Так вот, в крупных свиноводческих хозяйствах он составляет 60–70%, а в ЛПХ — 30%. То есть промышленное производство экономически выгоднее. Птицу население тоже выращивает только для собственных нужд, а продукция сельхозпредприятий занимает 80% рынка. А вот чтобы дать рынку «правильную» говядину, надо заменить все отечественное стадо. У нас ведь преобладают молочные породы скота, в лучшем случае — комбинированные (молочно-мясные). А доля мясных пород в общем объеме поголовья КРС составляет всего 2%.

Качество стада зависит от кормов и породы

Михаил Егоров, исполнительный директор Союза животноводов Ставропольского края:

— По программе ускоренного развития животноводства в Ставропольском крае ведется строительство и реконструкция молочно-товарных комплексов и ферм, завозится высокопродуктивное поголовье крупного рогатого скота молочных пород. Однако эта работа может быть сведена на нет, если не сделать следующий шаг. Ведь необходимо постоянно поддерживать продуктивность животных на высоком уровне, а также систематически отслеживать соответствие произведенной продукции технико-технологическим параметрам ГОСТа на молоко. Поэтому мы предложили краевому правительству создать независимую селекционную лабораторию молока. Ее специалисты смогут контролировать физиологическое состояние животных, их здоровье, сбалансированность кормления коров. Кроме того, будут созданы условия для качественной селекционной работы, направленной на повышение показателей белковомолочности дойного стада. Лабораторные исследования позволят дифференцировать цену молока в зависимости от его качества, что в итоге положительно скажется на экономике отрасли и хозяйства в целом. Сочетание методов высокой генетики, технологии и контроля качества молока даже при нынешнем ценообразовании позволит получать от каждой коровы продукции на 50–70 тыс. руб. в год.

Лабораторное оборудование стоит 7 млн. руб. (что не так уж обременительно для краевого бюджета), оно производится известной датской фирмой «Фосэлектрик» и успешно применяется во многих регионах страны, интенсивно развивающих молочное животноводство. Нельзя забывать и об улучшении качества стада, содержащегося в личных подсобных хозяйствах. Ведь они производят более 70% общекраевого объема мяса и молока, стало быть, являются полноправными участниками рынка и могут рассчитывать на бюджетную поддержку.

Однако прямые субсидии для ЛПХ федеральными законами не предусмотрены. Поэтому мы предложили правительству края создать в каждом муниципальном образовании пункты искусственного осеменения животных; оснастить их семенным материалом, полученным от быков-производителей с высоким генетическим потенциалом. Эти пункты могут работать «под заказ». Это не только выгодно, но и гораздо более эффективно. Например, стоимость плодотворного искусственного осеменения КРС в прошлом году составила 250 руб., а использование для этих целей быка, как правило, беспородного, доходит до 400 руб. Предложенные нами меры сравнительно малозатратны, зато эффективны. Считаем также целесообразным продолжить практику субсидирования производства и реализации продукции животноводства, осуществляемую сельхозпроизводителями края для региональных нужд.


Автор: Ольга Бульбич