Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

ТОП-10: сделано в ЮФО (5758)
Спикер-экономист. Донской парламент нового созыва возглавит министр экономики Виктор Дерябкин (4816)
Максим Федоров, Ольга Бульбич  
У нас есть резервы, чтобы войти в тройку лидеров (5133)
Никита Логвинов  
ЮФО-2025: к новым вершинам. Сегодня в экономику юга привлекается около $11 млрд. при потребности в $520 млрд. (6350)
Регионы-стратеги. Некоторые из субъектов ЮФО живут уже в 2030 году (6074)
Максим Теплов  
Кластерный подход (6465)
Максим Федоров   
Пятое «И» (4784)
Марина Коренец   
Нам нужна устойчивость не телеграфного столба, а велосипеда (4409)
ЮФО не откажешь в амбициозности (4712)
Ставки не сделаны. Ставок пока нет… (4668)
Максим Федоров   
Русский гамбит (5239)
Олег Петрушин  
Игорные заведения можно было бы сосредоточить на левом берегу Дона (4993)
Метровый бартер (4975)
Олег Петрушин  
Миллион метров ипотечного жилья (4986)
Количество ради качества (4350)
Кредиты малому бизнесу: плюсы и минусы банковских программ (13152)
Екатерина Минакова  
«Парашют» для малого бизнеса (5035)
Аудит как бизнес (5440)
Галина Шувалова   
Оформление счетов-фактур при заключении договоров перевозки в интересах третьих лиц (6627)

 

«После выборов крупный западный капитал возьмет в России паузу»

№ 2(16) (2008)
Количество просмотров: 4556
Версия для печати


Начало 2008 года на российском фондовом рынке ознаменовалось сильной коррекцией: активы многих ведущих компаний потеряли в стоимости от 15 до 20 процентов. Сильно пошатнулись позиции таких гигантов, как «Газпром», «Лукойл», РАО «ЕЭС России», «Норильский Никель», и ряда других. В чем причина столь неожиданного обвала и как будет чувствовать себя отечественный фондовый рынок в течение года? Вот мнение директора ростовского филиала компании «Брокеркредитсервис» Андрея Смурыгина.

— Характер российского рынка по сравнению с предыдущими годами сильно изменился. Если в период с 2000 по 2006 год он рос большими темпами и этот рост наблюдался почти по всем бумагам, то сейчас влияние западных рынков на наш стало гораздо сильнее. В 2007 году на графике индекса РТС, с одной стороны, видна «напряженная пила», с другой — определенная сила. Когда в мире происходили негативные события, мы чутко на них реагировали. Сначала индексы резко снижались, но потом показывали силу и восстанавливались. В начале 2008 года эта тенденция сохраняется, однако экономика страны сейчас сильна и мы рассчитываем на постепенное преодоление «медвежьего тренда» и дальнейший рост активов.

По итогам минувшего года наш фондовый рынок вырос на 20%. Если не изменяет память, в 2007 году индекс РТС ставил рекорды четыре раза. Это уже совсем другой характер рынка. В нем стало труднее зарабатывать, но если найти правильные точки входа, то заработать можно существенно больше, чем просто по индексу. Думаю, подобная ситуация сохранится и в этом году.

— Не секрет, что надежных компаний, так называемых «голубых фишек», в нашей стране не слишком много. Как вы оцениваете степень ликвидности российского фондового рынка?

— Я бы назвал ее средней или удовлетворительной. У нас действительно достаточно узкий сегмент «голубых фишек», которые ликвидны в большом объеме, и купить-продать их можно легко и без существенных потерь. Сектор второго эшелона в этом отношении по-прежнему страдает. Приобрести или продать бумагу бывает сложно, зачастую наблюдается высокий спрэд — разница между ценой покупки и продажи. Это инвесторов если и не отпугивает, то затрудняет им работу. Но помимо простой оценки надо говорить еще о динамике, а она меняется в лучшую сторону, может, не так быстро, как хотелось бы, но меняется. И крупным, и мелким инвесторам сейчас доступны не только «голубые фишки». Конечно, чтобы работать со вторым эшелоном, одной тысячи долларов мало. Но если у людей есть хотя бы несколько сотен тысяч или миллион рублей, то с такой суммой уже можно успешно работать в этом секторе.

— Уже несколько лет в воздухе витает идея объединить ММВБ и РТС и создать единую мощную российскую биржу. Как вам подобная перспектива?

— Безусловно, хорошо, когда есть крупная биржевая площадка, имеющая большой вес на мировом рынке. С другой стороны, после кризиса 1998 года фактически началась новая история нашего фондового рынка. И те успехи в развитии инфраструктуры, которые мы сейчас видим, основаны прежде всего на конкуренции, на стремлении развивать существующие продукты и предлагать новые. Главный риск — потерять стимул к развитию, а он есть, пока жива конкуренция. Поэтому однозначного ответа на этот вопрос у меня нет.

— 1 июля 2008 года в России завершится реформа электроэнергетики. Для фондового рынка это означает потерю активов одной из самых ликвидных российских компаний — РАО «ЕЭС России»…

— Идеи, которые заложены в реформе, являются позитивными. Приход частных инвесторов, развитие конкуренции, обновление основных фондов, развитие отрасли — все это положительные факторы. Если все они будут реализованы, это позитивно скажется и на экономике страны в целом, и на отрасли, и на фондовом рынке. За бортом пока остаются риски, которые присутствуют в этом процессе. Их трудно анализировать потому, что здесь очень важна техническая составляющая. Несколько лет назад в США, где нет проблем с обновлением основных фондов, в Калифорнии возникла ситуация, когда во время жары происходили массовые отключения электроэнергии. В отличие от России там тяжелый период — лето, а не зима. И оказалось, что та структура, которая существовала в энергетике, не обеспечивала необходимых степеней защиты этой инфраструктуры. О рисках в данной сфере лучше спрашивать технических специалистов отрасли, поскольку здесь важно не общее, а глубинное понимание проблемы.

— Еще один ликвидный сектор фондового рынка — активы нефтяных компаний. В ближайшие годы сырьевые ресурсы так и останутся главным источником доходов нашей страны или появятся и другие источники прибыли?

— Ситуация уже меняется, и говорится об этом достаточно много. Рост ВВП вносит все больший вклад и в розничную торговлю, и в машиностроение, и в другие отрасли. Одни отрасли развиваются, другие — возрождаются. Есть примеры хороших подвижек в плане структуры ВВП. Тем не менее в ближайшей перспективе влияние и доля нефтегазовых доходов будут оставаться очень высокими, несмотря на то, что в некоторых отраслях мы имеем темпы роста, выражающиеся в двузначных цифрах. За несколько лет даже бурного развития очень трудно добиться такого изменения структуры наших доходов, структуры ВВП, чтобы мы говорили о независимости от цены на нефть и газ. Думаю, полного ухода от этой зависимости нам вряд ли удастся добиться.

— В последние месяцы как-то затихли разговоры о вступлении России в ВТО. Ожидаете ли вы этого события в ближайшее время?

— Действительно, разговоры прекратились. Сама работа, думаю, не остановилась, но жизнь показала, что не стоит испытывать эйфорию. Не раз мы слышали заявления о том, что скоро будут подписаны все необходимые документы, что уже сняты все барьеры, но потом выяснялось, что какие-то барьеры все-таки остались. Если смотреть на политическую составляющую этого процесса, то, скорее всего, реальные действия произойдут уже после смены президентов и в нашей стране, и в США. Само по себе вступление в ВТО не является однозначным. Для определенных секторов оно несет довольно большие риски. Полагаю, снова могут встать вопросы по доступу иностранных банков и международных страховых организаций на территорию России. Поддерживаю позицию руководства страны и считаю, что вступать в ВТО надо, но на выгодных для нас условиях.

— Кстати, о выборах президента России. Как, по-вашему, они повлияют на наш фондовый рынок?

— Ключевым в этом отношении месяцем будет не март, когда выбирали президента, а май, когда де-факто произойдет смена власти. Это вызовет на рынке коррекцию, наступит период, когда инвесторы будут присматриваться к тому, что происходит в стране. Прежде всего речь идет о зарубежных инвесторах. У наших смена одного президента другим вызывает куда меньше вопросов и волнений. Но для крупного западного капитала, при всей преемственности курса, которая декларируется и ожидается, наступит время взять паузу. Инвесторы будут смотреть, как строится разделение власти, у кого находится реальная власть, и пока все опасения не развеются, финансовых рисков они брать на себя не будут.

Мой прогноз таков: в первом квартале, несмотря на коррекцию в январе, мы увидим рост, хотя пока нам сильно мешает в этом негативный внешний фон. Дальше вступают в силу политические факторы. А вот в конце года на рынке снова должен преобладать позитив.

— Дмитрий Медведев — оптимальная ли это кандидатура для экономики страны?

— Я не вижу в ней негатива. Медведев — человек либеральных взглядов, ориентированный на диалог с западным миром и бизнесом. Однако, став президентом, он еще должен проявить себя. Только по конкретным делам Медведева мы увидим, так ли все будет хорошо, как говорится.

Справка «Вестника»

Андрей Смурыгин в 1990 г. окончил механико-математический факультет Ростовского государственного университета. В 2001 г. прошел обучение по президентской программе подготовки руководящих кадров для предприятий народного хозяйства. С 1997 г. работал в ОАО «Ростовская областная инвестиционная компания» в должности финансового, а затем генерального директора. С мая 2004 г. возглавляет ростовский филиал компании Брокеркредитсервис».


Автор: Максим Дмитриев