Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Топ-10: сделано на Дону (7239)
Новости компаний (5231)
Большой магазин — большие перспективы (6139)
Екатерина Минакова  
Ставка на силовиков (5223)
Анна Горенко  
В борьбе обретешь ты право свое… (5652)
Дмитрий Самболенко  
Здоровые амбиции (5461)
Кирилл Власенко  
Все равны, как на подбор… (5275)
Вячеслав Глазычев: «Агломерациям нужна инфраструктура» (5862)
Максим Дмитриев  
Дело «Деловой России» (5178)
Екатерина Минакова  
Вадим Викулов, генеральный директор агентства инвестиционного развития Ростовской области: «Теперь мы четко знаем, куда зовем инвесторов» (8285)
Кирилл Власенко  
«Инвестиционный бум в России уже начался», — считает президент Национальной инвестиционной ассоциации Ирина Шешеро (7587)
Область станет пионером в производстве биотоплива (6578)
Екатерина Минакова  
В строю флагманов экономики (5264)
Анастасия Ольховик  
Вадим Варшавский: «То, что происходит в донской экономике, я называю новой индустриализацией» (7222)
Кирилл Власенко  
Будущее нашей армии (5020)
Откровенный разговор за круглым столом (5319)
Людмила Турбина  
России нужен закон о топливно-энергетическом балансе (5517)
Единоначалие для газовых компаний (6133)
Новые тарифные планы ЮТК (11260)

 

«Реформа энергетики обеспечит рост российской экономики»

№ 7(14) (2007)
Количество просмотров: 7382
Версия для печати


В нашей стране начался завершающий этап реформы в сфере электроэнергетики. Она на своей заключительной стадии подразумевает ликвидацию РАО «ЕЭС России» как головного предприятия и создание в этой сфере конкурентной среды. О сути реформы, ее целях и задах, а также о том, что принесет она потребителям, рассказал заместитель начальника Департамента стратегии Центра управления реформой РАО «ЕЭС России» Алексей Качай.

— Компания РАО «ЕЭС России» была создана в начале 1990-х годов как организация по управлению энергетикой в стране. После приватизации это были 73 региональные энергокомпании и 32 федеральные энергетические станции. Компания объединяла их и фактически представляла собой единый центр управления. Мы переживали те же сложности, что и вся страна: неплатежи, проблемы с зарплатой, административные барьеры и прочее. Кроме того, вся отрасль полностью зависела от уровня государственных тарифов. От того, насколько региональные компании смогли договориться с местными властями по тарифам, по сути зависела надежность энергоснабжения в регионах.

Многие страны прошли через реформу энергетической сферы: Великобритания, США, Германия, Япония, сейчас — Китай. И везде ее рецепт примерно одинаков. В энергетике есть виды бизнеса, где компании могут зарабатывать деньги самостоятельно, без дотаций со стороны государства, без акцента на постоянный рост тарифов. Прежде всего это производство электроэнергии и ее сбыт. Этот сегмент занимает более половины от всего массива валового продукта, создаваемого в электроэнергетике. Он может и должен быть конкурентным.

Сутью всех преобразований является разделение энергетики на государственный регулируемый монопольный сектор, куда попадают сети и диспетчеризация, и преимущественно частный, куда попадает генерация.

С одной стороны, остаются сети, которые обеспечивают единство страны и безопасность передачи электроэнергии. С другой — конкурентные виды бизнеса, которыми будут управлять профессионалы. В этот сегмент будут входить приобретение топлива, производство и продажа электроэнергии на оптовом рынке. А рынок станет базой, связующим элементом, который соединит воедино эти системы.

Хочу сказать, что мы уже успешно протестировали и выделили из своего состава в рамках первой реорганизации две компании: ОГК-5 и ТГК-5. Они существуют независимо от РАО «ЕЭС России». Мы внимательно следим за тем, как инвесторы, которые купили пакеты акций, их развивают. У них собственные требования к эффективности. Как правило, более жесткие. Тем не менее они согласились на исполнение определенных обязательств, и мы будем внимательно следить за этим. 1 июля 2008 года — это универсальная дата для завершения абсолютно всех преобразований в структуре компаний. Будет завершен этап структурной реформы, закончится и переходный этап развития электроэнергетики в нашей стране. Будут обеспечены консолидированные компании. Акции федеральной сетевой компании, к которой после завершения реформы присоединятся: остаток РАО «ЕЭС России», федеральная гидрогенерирующая компания (ГидроОГК), межрегиональные распределительные сетевые компании (МРСК) с входящими сюда всеми распределительными сетями РАО «ЕЭС», будут обращаться на рынке. Их можно будет приобретать и продавать.

— Сколько стадий должна была пройти реформа в своем развитии?

— Чтобы реформа состоялась, нам необходимо было полностью перестроить не только инфраструктуру, но и саму суть экономических отношений. Сначала мы должны были навести порядок внутри отрасли, чтобы затем перейти к новой конкурентной системе взаимоотношений между компаниями. Если опираться на европейский опыт, то в электроэнергетике все реформирование состояло из трех больших стадий.

Первое — это функциональное разделение видов деятельности. Необходимо было четко определить, кто производит электроэнергию, а кто передает ее по магистральным сетям.

Далее следовало юридически обособить их в разные юридические лица. Чтобы эти лица взаимодействовали друг с другом не на принципах хозрасчета внутри предприятия, а как самостоятельные организации, но связанные между собой системой договорных отношений.

Затем требовалось сделать так, чтобы не возникали вертикально интегрированные компании с единым собственником, в которых он контролирует все — от самого начала до завершения процесса. Не должно быть такого, чтобы кто-то один мог заниматься и производством электроэнергии, и ее передачей. Тогда будут нарушаться рыночные законы и лоббироваться собственные интересы.

С момента завершения реорганизации РАО мы полностью придем к тому, что будет называться разделением по видам собственности. Когда закончится переходный период реформирования электроэнергетики, полностью будет произведено разделение и вступит в полную силу юридический запрет на совмещение в рамках группы лиц сетей и генерации.

— Чем в этом плане Россия отличается от европейских стран?

— Наша страна — огромная по территории, расположена в 10 часовых поясах. В некоторых регионах существует понятие «осенне-зимний максимум энергопотребления». Чем севернее территория, тем более ярко это выражено. Напротив, в южных регионах, скажем, в Краснодарском крае, существует летний максимум потребления, связанный с включением кондиционеров. Имеются разные прогнозы, но о спаде электропотребления не говорит никто. В последние годы в России спрос на электроэнергию растет устойчиво. Регионы, в которых уровень жизни не столь высок, показывают даже больший рост потребления, чем развитые территории. Поэтому для обеспечения спроса нам уже сейчас надо вводить в строй новые мощности.

Сейчас мы готовим масштабную программу по их вводу. К 2030 году нам будет нужно удвоить мощности, которые есть в нашей стране сейчас. Причем работать они должны с гораздо большей эффективностью из-за роста цен на энергоносители.

Эффективность станций в среднем должна быть не 30%, как сейчас, а на базе современных стандартов: 50-60% и более. изменяя структуру электроэнергетики, изменяя суть и содержание акционерных отношений внутри компании, мы привлекаем инвесторов, готовых вкладывать деньги в развитие, чтобы потом получить отдачу. С приходом частного бизнеса в энергетику мы наконец сможем уйти от жесткой привязки к тарифам. Сейчас либерализация рынка идет темпами 5-10% каждые полгода. когда мы дойдем до 100%, нагрузка будет полностью снята с потребителей и переложена на генерацию, точнее, на бизнесменов. Если они смогут хорошо управлять своими компаниями, выгодно будет всем.

— Насколько сильно изменятся тарифы на электроэнергию, если государство будет мало представлено в теплогенерации?

— Изменение тарифов зависит не столько от собственника энергокомпании, сколько от того, насколько много денег нужно тратить на ее развитие или ремонт оборудования. Если произойдет какая-то существенная поломка и потребуются дополнительные средства для ремонта, то компании придется брать кредиты, потом их возвращать, и тарифы могут возрасти. Однако тарифная составляющая с развитием конкурентного сектора постоянно снижается. В целом тариф поднимается, но теперь он гораздо меньше применяется к базе необходимой для компании выручки. В последние 3-5 лет тарифы у нас растут медленнее, чем уровень инфляции. В номинальном выражении тариф растет, но в реальных ценах — сокращается. При этом задействуются внутренние ресурсы, поэтому удается держать его на 1-3% ниже уровня инфляции. К 2011 году мы уйдем от жесткого тарифного регулирования. В то, что тарифы будут снижаться, если честно, я не верю. Слишком быстро растет экономика, слишком большой спрос предъявляется к энергетике. Растут абсолютно все затраты.

— И все же, как будут устанавливаться тарифы для населения после 2011 года?

— Тарифы для населения останутся регулируемыми как до 2011 года, так и после. Это 10-20% от общего уровня потребления всей электроэнергии в стране. С одной стороны, для эффективности работы компании, для ее развития это не так критично. С другой — правительство до этого времени планирует разработать механизмы адресной дотации на электроэнергию. Существуют различные варианты, как это можно сделать с помощью социальной нормы потребления. Например, 300 кВт-час электроэнергии в месяц оплачивается по низкой ставке, а превышение оплачивается по рыночным ценам. Если ваше потребление — телевизор, холодильник, утюг и стиральная машина, это оплачивается по пониженной ставке. Если вы дома устраиваете дискотеки, у вас включен постоянно подогрев пола, а на балконе работает все время кондиционер, то потребление у вас переваливает, как правило, за 1000 кВт.

В этом случае будьте добры, превышение оплачивать по стандартным рыночным ставкам. Если у вас мало денег, то держитесь в пределах социальной нормы, которая для многих будет достаточной.

Я не говорю о том, что, безусловно, должен остаться принцип социальной поддержки для беднейших слоев населения, когда расходы на коммунальные услуги не должны превышать 20-25% от совокупного дохода семьи…

— Вернемся к реформе. Вам не кажется, что владельцы генерации будут лоббировать свои интересы в сетях через государственные структуры, чтобы не допустить на рынок конкурентов?

— Если у компании есть возможность выполнять требования закона и при этом нормально зарабатывать, то этого достаточно, чтобы вести нормальный бизнес. Сети становятся отдельным видом бизнеса. Если собственником сетей является не то лицо, которое владеет генерацией, то у них разные интересы. Сети именно для того и были отделены от сбыта и генерации, чтобы такой ситуации не возникло. Что касается лоббирования, то оно существует во всех экономиках и государствах. Но наличие разных интересов у тех, кто занимается сетями, и тех, кто работает на рынке в генерации, а поверьте, таких людей появится достаточно много, позволит регулировать ситуацию. Если чьи-то позиции будут пролоббированы, а интересы остальных ущемлены, то они объединятся в коалицию и будут жестко отстаивать свои права, в том числе — с использованием собственных технологий лоббирования. В конечном счете с помощью СМИ все это выйдет на поверхность.

— С какими трудностями сталкиваются энергетики сейчас?

— Главная сложность — поставки топлива. Проблемы с газом носят системный характер. В крупных городах развиваться за счет угля невозможно. Во-первых, это портит экологию — газ сгорает лучше, чем уголь. Во-вторых, при сжигании угля возникает шлакообразование. В мегаполисах построить станцию в центре города и обеспечить золо— и шлакоудаление практически невозможно. Нет свободных территорий, да и не нужно создавать терриконы, где будут складываться остатки угля. Однако, как ни обидно, в нашей стране не хватает газа для внутреннего потребления. «Газпром» постоянно твердит о том, что работает себе в убыток на внутреннем рынке. Ему гораздо выгоднее продавать газ за рубеж, где цены намного выше.

В итоге сложилась парадоксальная ситуация. «Газпром» все время агитировал за то, чтобы снижать потребление газа внутри страны, переходить на уголь, а газ продавать в Европу или танкерами везти в Америку. А энергетики агитировали за то, чтобы цены на газ росли, хотя мы потребляем 70% газа в России. Мы понимаем, что это кардинально изменит ситуацию. Фактически, приложив руку к тому, чтобы лоббировать решение правительства о поэтапном росте цен на газ, который был бы симметричен росту свободного рынка, существующего в электроэнергетике, мы пришли к тому, что в 2011 году уровень внутренних цен должен быть сопоставим с ценами на газ в Европе. За минусом транспортных расходов.

Это создаст возможность для либерализации газовой отрасли и свободных поставок газа на российский рынок. Сейчас «Газпром» является монополистом. Он не только ограничивает потребление газа внутри страны, но и ограничивает сферу деятельности частных нефтяных компаний: «Сургутнефтегаза», ТНК-ВР, «Роснефти», некоторых других. Он не дает им возможности поставить газ в тот или иной регион России, хотя цены стали бы ниже. Сейчас эти компании вынуждены сжигать газ в трубах. Складировать его в больших количествах просто невозможно.

— 1 июля 2008 года РАО «ЕЭС России» ликвидируется. Кто со стороны энергетиков будет следить за выполнением договоренностей о поставках газа?

— Объемы поставок уже утверждены. В нашей инвестиционной программе предусмотрено симметричное развитие наших объектов и обеспечение их газом. Все синхронизировано и по финансам, и по поставкам топлива: газового, угольного, нефти… Договоренности достигнуты и по механизмам их гарантирования. Они просчитаны в инвестпрограмме. Снабжение всех энергокомпаний газом будет обеспечено. Единственное исключение — костромская ГРЭС. На этой территории практически полностью отсутствуют транспортные мощности по передаче газа. Ситуацию там можно исправить только строительством второго газопровода. Что касается механизмов, то есть контракты сроком на 5 лет, они покрывают период до 2011 года. С одной стороны выступает «Межрегионгаз», то есть энергоснабжающая организация в каждом регионе, с другой — энергокомпании: ОГК и ТГК. РАО «ЕЭС России», как юридическое лицо, никогда не являлось покупателем газа. Мы никогда не приобретали и не продавали его. Контракты носят строгий финансовый характер.

Каждая энергокомпания обязана приобрести согласованные объемы газа исходя из графика поставки. Если кто-то газ не выкупит, у него возникнут проблемы, так как для «Газпрома» покупка этого газа — принципиальный вопрос.

«Межрегионгаз» в случае непоставки газа будет обязан полностью оплатить все расходы и убытки, понесенные энергокомпанией. условия этих договоров жесткие, но они дают гарантии для обеих сторон. Мы также рассчитываем, поскольку существует свободная биржа по торговле газом, что со временем объемы там будут увеличиваться. Появится возможность для перепродажи. Энергокомпании, не нуждающиеся в газе, смогут поставить туда его излишки и вернуть часть денег, заплаченных «Газпрому» по договорам. Независимые компании тоже смогут приходить на этот рынок и покупать газ там. Энергокомпании будут покупать избыточный газ, который может понадобиться, если не хватит поставок от «Газпрома» по согласованным сейчас объемам.

— В этом году Россия получила право провести зимнюю Олимпиаду-2014 в Сочи. В Краснодарском крае предстоит масштабное строительство. Что энергетикам предстоит сделать для обеспечения региона необходимыми мощностями?

— В Сочи необходимо строить громадное количество мощностей. Там есть электростанция, Сочинская ТЭС, которая была введена в эксплуатацию в декабре 2004 года, когда подобное строительство еще не было массовым. С другой стороны, для строительства электростанции в горных районах нужны громадные усилия.

Требуется обеспечить уровень сейсмозащиты, необходимый для строительства мощности, это уникальные технологии. Что касается подготовки к Олимпиаде, то развитие будет идти в двух направлениях. Первое — строительство новых мощностей. Здесь есть свои технологические особенности, сложности, связанные с рельефом местности. С другой стороны, требуется прокладка новых линий электропередач, чтобы электроэнергию можно было передать из других регионов, с электростанций, не стоящих в горной местности.

В Сочи существуют и определенные сложности из-за климатических условий. Не везде эффективно прокладывать провода, которые висят обычным образом. Слишком часто там бывает близкая к нулю температура, провода из-за обледенения могут не выдержать. В ряде случаев эффективно прокладывать провода под землей. Это уже другая технология, другая стоимость — более высокая. Однако она позволит более надежно снабжать электроэнергией этот регион с уникальными климатическими условиями, создать комфортные условия для Олимпиады и для жизни.


Автор: Максим Дмитриев