Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Заглянуть за горизонт… (4936)
Топ-10: сделано на Дону (7661)
Визит Грызлова на Дон (4919)
Новости компаний (5596)
Один пишем, два в уме… У Ростовской области появится трехлетний бюджет (6570)
Кирилл Власенко  
Форум в Сочи, или «наша цель — побить Каннский MIPIM» (6182)
Илья Сазонов  
Ростовской области — 70! (6220)
Екатерина Минакова  
Азов-Сити: ставки сделаны… ставки еще есть… (10208)
Кирилл Власенко  
Таганрогский авиационный альянс (9560)
Антонина Панкова  
Больше, чем опрос… (5821)
Анастасия Погонская  
Конкурсный отбор субъектов инновационной деятельности на получение господдержки (5512)
В Ростове все спокойно? (6383)
Лиза Калитина  
Постоянный поиск и движение вперед (5088)
Необходимый шаг в верном направлении (5362)
Малый и средний бизнес ростовского ТЭКа (6915)
Область газифицируется (5124)
Юрий Аксюшин  
Инновационный подход к развитию логистики и торговли (6043)
Проезд разрешен (5487)
Виктор Андреев   
Какие рынки следует закрыть? (6098)
Екатерина Минакова  

 

Преднамеренное банкротство: уход от ответственности?

№ 5(12) (2007)
Количество просмотров: 14131
Версия для печати


Для современной России процедура банкротства — дело новое, вошедшее в нашу жизнь вместе с рыночной экономикой. К сожалению, наработанный за последнее десятилетие опыт свидетельствует о том, что у нас во многих случаях процедура банкротства используется как средство ухода от ответственности за хищения и иные злоупотребления в хозяйственной деятельности, от выполнения денежных обязательств перед кредиторами и (или) от уплаты обязательных платежей.

— Таким образом, банкротство — это экономический инструмент по возврату задолженности, — пояснил в начале нашей беседы начальник управления финансового оздоровления предприятий, организаций области министерства имущества и земельных отношений, финансового оздоровления предприятий, организаций Ростовской области Вячеслав Скрябин. — В русском языке есть слово «несостоятельность», оно нам больше подходит. Мы встречаем слово «банкротство» в определениях суда только при назначении конкурсного производства.

Процедуры несостоятельности — это наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство и мировое соглашение.

— Вячеслав Михайлович, расскажите подробнее о процедурах банкротства.

— Две из них направлены на восстановление платежеспособности, одна — на ликвидацию предприятия. Первая процедура — наблюдение. Ее название говорит само за себя. На данном этапе арбитражный управляющий наблюдает за сохранностью имущества, проводит анализ финансового состояния должника, составляет реестр кредиторов и проводит первое собрание кредиторов. В зависимости от результатов анализа финансового состояния должника собрание кредиторов принимает решение о дальнейшей процедуре банкротства. Если кредиторы считают, что восстановить платежеспособность предприятия возможно, то вводится процедура финансового оздоровления либо внешнего управления. В процедуре финансового оздоровления руководитель предприятия не отстраняется от исполнения своих обязанностей, а собственники или третьи лица могут принять участие в восстановлении платежеспособности предприятия.

В процедуре внешнего управления роль руководителя предприятиядолжника возлагается на внешнего управляющего. Он подготавливает план внешнего управления, который утверждают кредиторы. В дальнейшем работа по восстановлению платежеспособности осуществляется в соответствии с названным планом.

Если кредиторы приходят к выводу о невозможности восстановить платежеспособность предприятия, оно признается банкротом, вводится процедура конкурсного производства, имущество реализуется, гасятся долги. При этом в первую очередь выплачивается задолженность перед гражданами, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, во вторую очередь — по заработной плате. Затем все остальные долги…

— А теперь давайте перейдем к интересующей нас теме преднамеренных банкротств…

— Статьи о банкротстве, преднамеренном и фиктивном, а также о неправомерных действиях при банкротстве есть как в Кодексе об административных правонарушениях так и в Уголовном кодексе. Только в них предусмотрена разная мера наказания. Все зависит от нанесенного ущерба. Если ущерб не превышает 250 тысяч рублей — действует Кодекс об административных нарушениях, а выше — Уголовный.

В сентябре 2006 года на заседании рабочей группы координационного совета по финансовому оздоровлению отмечалось, что по итогам 2005 года было отказано в возбуждении уголовного дела по большинству заявлений по фактам выявленных признаков преступлений в данной сфере. Это было связано с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности виновных, поскольку до 2006 г. по ст. 195 УК РФ этот срок составлял два года.

Дело в том, что для каждой процедуры банкротства установлен определенный законом срок. Наблюдение — до 7 месяцев. Внешнее управление — до 24 месяцев. Конкурсное производство — до 18 месяцев. В сумме это превышает двухгодичный срок. Но в процедуре банкротства, к сожалению, сразу установить ущерб невозможно. Для этого требуется довольно длительное время. Обычно преступления совершаются до возбуждения дела о банкротстве. Раньше, пока пройдут все необходимые процедуры, и определится величина ущерба, срок давности привлечения к уголовной ответственности истекал. В результате в большинстве случаев возбудить уголовное дело именно в силу установленных временных рамок было невозможно, и виновные уходили от ответственности. С 2006 г. были ужесточены статьи Уголовного кодекса, касающиеся уголовной ответственности за различные виды криминальных банкротств. В частности, увеличены сроки наказаний за умышленный вывод имущества до трех лет. То есть такие преступления отнесены к категории средней тяжести (ранее они классифицировались как преступления небольшой тяжести), соответственно срок давности привлечения к уголовной ответственности увеличился до 6 лет. Тем не менее некоторые проблемы еще остаются. Например, по определению органа, осуществляющего экспертизу заключений арбитражных управляющих о наличии признаков преднамеренного банкротства, и некоторые другие.

— Каким, на ваш взгляд, должно быть решение проблемы?

— По мнению правоохранительных органов, нужна структура, которая проводила бы независимую экспертизу. Проведение экспертизы прописано в действующем законодательстве. Но на настоящий момент не определен государственный орган, который имел бы соответствующие полномочия по проведению названной экспертизы.

То заключение, которое делает арбитражный управляющий, для УБЭП и прокуратуры не всегда является основанием к возбуждению административного либо уголовного дела. Для правоохранительных органов саморегулируемая организация — общественная организация. Заключение арбитражного управляющего они должны проверить. Только после получения экспертизы правоохранительные органы могут принимать соответствующие меры.

Экспертизу можно сделать, но в связи с отсутствием государственного органа, который бесплатно осуществлял бы экспертизу, нужны денежные средства, чтобы ее оплатить. И, на наш взгляд, лица, заинтересованные в исходе расследования, в том числе кредиторы, до определения государственного органа по выполнению данных работ, должны изыскивать средства на проведение экспертизы.

— Получается, что до суда такие дела практически не доходят?

— Некоторые из них доходят, но хочется, чтобы процент их был больше. И в этом плане очень важна координация деятельности всех заинтересованных органов, занимающихся этими вопросами. Поэтому мы решили создать инициативную группу, которая должна выработать определенные рекомендации в каждом конкретном случае.

— Однако, что это такое — преднамеренное банкротство? И удалось ли остановить волну таких банкротств на Дону? — с этим вопросом я обратилась к начальнику отдела финансового оздоровления и мониторинга предприятий, организаций области минимущества Ирине Злобиной.

— По поводу волны криминальных банкротств необходимо отметить, что таковой в Ростовской области не было. Возникают отдельные ситуации, которые неизбежны в рыночной экономике, но они не носят масштабного характера. Хочу еще раз подчеркнуть, что в связи с увеличением срока давности привлечения к уголовной ответственности, уйти теперь от наказания за содеянное практически будет невозможно.

Инициативная группа, о которой говорилось выше, собиралась всего два раза. Но уже была совместно рассмотрена ситуация, которая требует пристального внимания со стороны всех структур. Речь идет о классической схеме криминального банкротства. Так, недавно к нам поступила информация от арбитражного управляющего по одному сельскохозяйственному предприятию-должнику. В преддверии банкротства руководители этого предприятия провели сделку, в соответствии с которой имущество предприятия было внесено в уставный капитал другого предприятия. А затем эта доля была продана за бесценок фирме, зарегистрированной в другой области. При этом даже та мизерная сумма, за которую было продано все предприятие, не поступила на его расчетный счет. По результатам этих действий арбитражный управляющий сделал заключение и представил его в правоохранительные органы (в УБЭП и в прокуратуру). Ситуация достаточно сложная, потому что ответчик находится за пределами Ростовской области. Но наши правоохранительные органы, полагаю, сделают все возможное, чтобы привлечь виновных к ответственности и все возвратить собственнику. А собственником является то предприятие, которое сейчас находится в процедуре банкротства. По информации арбитражного управляющего, это было стабильно работающее сельскохозяйственное предприятие и этим оказалось привлекательно. В случае возврата имущества имеется возможность восстановить его платежеспособность.

В таких ситуациях наносится ущерб не только предприятию-должнику, но и его кредиторам, так как выводится различными путями то имущество, которое могло быть направлено на погашение кредиторской задолжности.

— Часто ли происходят фиктивные банкротства? Что это такое?

— Это когда руководитель предприятия подает заявление в арбитражный суд о признании своего предприятия несостоятельным (банкротом) с целью отсрочить выплаты кредиторской задолженности. При этом предприятие не имеет признаков банкротства. К счастью, в области таких фактов не было.

— На каких предприятиях чаще всего встречаются преднамеренные банкротства?

— Этим иногда грешат администрации муниципальных образований, когда создают новые унитарные предприятия и передают в них все активы прежнего унитарного предприятия-должника, имеющего значительную кредиторскую задолженность, в том числе и по обязательным платежам в бюджет. Мы понимаем, что руководители идут на это с целью сохранения предприятия, чтобы оно работало, давало тепло, обслуживало население. Но все надо делать в рамках закона. Каждый такой случай рассматриваем индивидуально. Есть ряд примеров, когда главы муниципальных образований понимают, что допустили правовые ошибки, и отменяют свои правовые акты о выводе имущества. И в дальнейшем арбитражные управляющие работают в целях сохранения бизнеса, ни в коем случае не разрушая его. Таким образом, вся работа по жизнеобеспечению региона сохраняется в полном объеме. Следует отметить, что для предотвращения указанных ошибок рабочая группа координационного совета разработала методические указания по проведению процедуры конкурсного производства на предприятиях ЖКХ, в которых даны разъяснения и рекомендации муниципальным образованиям. Данные рекомендации размещены на сайте минимущества Ростовской области.

— То есть мы можем сказать, что ситуация меняется в лучшую сторону? — этот вопрос я вновь адресовала Вячеславу Скрябину.

— Конечно, да, но тем не менее не все проблемы лежат в плоскости правоприменения. Многое зависит от уровня развития рыночных отношений в каждой отрасли. Преднамеренными банкротствами у нас грешат не только муниципальные унитарные предприятия ЖКХ, как было сказано, но и сельскохозяйственные предприятия. На сегодняшний день в этих отраслях имеется наибольшее количество проблем, следовательно, предприятия этих отраслей наиболее уязвимы. Та реформа, которая проводится в ЖКХ, и реализация национального проекта в сельском хозяйстве в том числе, будут способствовать и решению проблем криминальных банкротств.

Справка «Вестника»

Что такое банкротство?

Banco в переводе с итальянского — скамья, а rotto — сломанный. Буквально это означает: сломанная скамья или перевернутая лавка. Раньше все проблемы по банкротству итальянцы решали именно так. Если им кто-то был что-то должен, то они приходили к должнику и в прямом смысле переворачивали его лавку. Все окружающие на рынке знали, что этот человек не возвращает долги.

В российском уголовном праве существует понятие преступлений в сфере экономической деятельности, к которым относятся:

  • неправомерные действия при банкротстве
  • умышленные действия, способствующие увеличению неплатежеспособности должника, в том числе путем передача имущества во владение иным лицам (ст. 195 УК РФ);
  • преднамеренное банкротство — умышленное создание неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником (ст. 196 УК РФ);
  • фиктивное банкротство — умышленное ложное объявление руководителем о банкротстве предприятия (ст. 197 УК РФ).

Автор: Маргарита Бессонова