Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Заглянуть за горизонт… (4862)
Топ-10: сделано на Дону (7573)
Визит Грызлова на Дон (4845)
Новости компаний (5509)
Один пишем, два в уме… У Ростовской области появится трехлетний бюджет (6484)
Кирилл Власенко  
Форум в Сочи, или «наша цель — побить Каннский MIPIM» (6073)
Илья Сазонов  
Ростовской области — 70! (6136)
Екатерина Минакова  
Азов-Сити: ставки сделаны… ставки еще есть… (10089)
Кирилл Власенко  
Таганрогский авиационный альянс (9457)
Антонина Панкова  
Больше, чем опрос… (5729)
Анастасия Погонская  
Конкурсный отбор субъектов инновационной деятельности на получение господдержки (5432)
Постоянный поиск и движение вперед (5003)
Преднамеренное банкротство: уход от ответственности? (13858)
Маргарита Бессонова  
Необходимый шаг в верном направлении (5282)
Малый и средний бизнес ростовского ТЭКа (6824)
Область газифицируется (5031)
Юрий Аксюшин  
Инновационный подход к развитию логистики и торговли (5955)
Проезд разрешен (5410)
Виктор Андреев   
Какие рынки следует закрыть? (6011)
Екатерина Минакова  

 

В Ростове все спокойно?

№ 5(12) (2007)
Количество просмотров: 6290
Версия для печати


Большинство участников страхового рынка — и ростовчане, и представители столичных и федеральных компаний — считают ростовский рынок стабильным и цивилизованным. Действительно, в последние два года в Ростове не было потрясений и громких событий, связанных с отзывом лицензий или с разоблачением квазисхем страхования. Состав местных игроков сформировался уже к началу прошлого года: пятерка лидеров неизменна уже на протяжении нескольких лет, естественное вымывание мелких страховых компаний завершилось еще к началу прошлого года. По данным Ростовской межрегиональной инспекции страхового надзора, в Ростове действует 15 региональных и 123 филиала федеральных и инорегиональных страховых компаний (СК).

Вехи и темпы

Следует отметить, что к региональным страхнадзор относит и крупнейшую в ЮФО компанию «Росгосстрах-Юг» (26% от общих страховых взносов по области и 41% от сборов региональных компаний). Хотя она и представляет федеральную группу компаний, но зарегистрирована в Ростове и имеет региональное подчинение и управление.

Большинство из оставшихся на рынке местных игроков действуют с начала или с середины 90-х годов, имеют развитые филиальные сети, продуманную стратегию, четко прописанные бизнес-технологии, высокую профессиональную и финансовую репутацию. Крупных ростовских страховщиков представляют сегодня либо в прошлом кэптивные компании (например, «Адмирал» обслуживал Ассоциацию предприятий и организаций строительного комплекса Ростовской области), либо компании, чьими основными акционерами были и остаются крупные бизнесигроки (например, учредитель «Панацеи» — ОАО «Донтабак»). Генеральный директор ООО «Страховая группа «Адмирал» Алла Киселева подчеркивает, что немалую положительную роль в процессе становления ростовского рынка страхования, как и всего российского рынка, сыграла законодательная разработка механизмов саморегулирования страховых организаций (СРО). Однако если во многих других регионах деятельность саморегулируемых организаций страховщиков только начинает развиваться, то ростовские страховщики проявили стремление к интеграции и взаимодействию много лет назад.

Для урегулирования своих экономических интересов и взаимоотношений и выработки единых цивилизованных стандартов профессиональной и экономической деятельности они объединились в страховой пул, интересы которого представляет и защищает профессиональная Ассоциация страховщиков Дона.

Наталья Ермолова, директор ростовского филиала СК «Первая страховая компания», особо отмечает активную борьбу Федеральной службы страхового надзора с псевдострахованием. Рынок становится более прозрачным. Страховщикам, конечно, и раньше было ясно, кто за счет чего живет, а вот потребителю было порой трудно разобраться, какой же компании можно доверять, а какой не стоит. Сегодня это стало значительно проще. Последние полтора года количественные изменения на ростовском рынке страхования оказались не столь впечатляющими, как в 2004-2005 годах, когда число страховых компаний удваивалось ежегодно. Лариса Алексеева, заместитель директора по страхованию ГСК «Югория», считает, что это дает основания говорить о стабилизации ростовского страхового рынка. Хотя ростовчанам сегодня доступны любые страховые продукты, охваченность населения добровольным страхованием еще очень низка, и в этом направлении у рынка — огромный потенциал. Замедление же темпов экспансии на наш рынок инорегиональных СК имеет другие причины. По оценке Сергея Демина, коммерческого директора «Военно-страховой компании», первый бурный этап роста числа филиалов в нашем регионе был связан с тем, что на московском рынке стало трудно работать, хотя свои ресурсы он далеко не исчерпал. Конечно же, крупные СК пошли в регионы. Кроме того, для многих СК открытие филиалов — не что иное, как подготовка к продаже за возможно большую цену. Однако, проработав годик на этой схеме большинство страховщиков поняли, что расходы на эти филиалы не окупаются. Ну год-два потерпит СК убыточный филиал, а дальше акционеры этого не позволят. Так что закрытие филиалов в такой ситуации неизбежно. Осложняется ситуация и тем, что в регионах своя есть дележка. Поэтому СК и сбавили темпы.

Не хочешь — заставим…

Собственно в страховой деятельности компаний основными тенденциями 2006-2007 годов эксперты называют переориентацию большинства страховщиков с корпоративных клиентов на физических лиц. Вот как видится ситуация Алле Киселевой:

— Если раньше страховщики предпочитали обслуживать рынок предприятий и организаций, то сегодня, когда все крупные клиенты уже обслуживаются на постоянной основе, страховщики стали осваивать новые сегменты потребителей — мелкие и средние предприятия, предпринимателей и физических лиц. Они имеют огромный страховой потенциал…

Естественно, для работы в розничном секторе СК требуются развитые филиальные сети, достаточно большое количество страховых агентов, современные технологии, программное обеспечение и прочее. Поэтому процесс поворота СК к рознице стал одним из факторов, делающих неизбежным укрупнение бизнеса.

Работа с физическими лицами в свое время начиналась у страховщиков с ОСАГО и в гораздо меньшей степени — с ОМС, поскольку последним занимались все-таки уполномоченные лица предприятий и с конечным потребителем страховщикам общаться не приходилось. До сих пор нередко сами застрахованные даже не помнят, от какой именно СК у них полис. Но и ОСАГО и ОМС, во-первых, давно уже поделены, во-вторых, показали свою невысокую прибыльность, а в случае с ОСАГО — даже убыточность. Темпы прироста по сборам тоже от усилий страховщиков особенно не зависят. ОСАГО растет благодаря увеличению количества автовладельцев, тогда как ОМС растет за счет ежеквартального увеличения базового тарифа с учетом инфляционной составляющей и благодаря появлению новых и «обелению» уже имеющихся рабочих мест.

Страховщикам ничего не оставалось делать, как начать развивать добровольное страхование, которое, кстати, является основой развитой страховой системы. Наталья Ермолова приводит пример:

— Вся мировая практика показывает, что доля добровольного страхования в два-три раза превышает страхование обязательное. У нас потенциал роста добровольных видов колоссальный — не менее чем в 50 раз. Для примера: на относительно слаборазвитом страховом рынке Болгарии на одного жителя приходится $40 премий по страхованию жизни в год, в среднеразвитой Польше — $150 в год, а у нас — по итогам 2006 г. — $2… Но даже в новом, совершенно неохваченном и имеющем огромнейший потенциал сегменте страховщики пошли проторенной дорожкой и прежде всего кинулись развивать виды, подкрепленные какими-либо рычагами «принуждения». Сергей Демин объясняет логику и закономерность этого процесса:

— Развиваются те виды страхования, которые подкреплены какими-то сделками на рынке. Страхование всегда сопутствует финансовому процессу, оно не может самостоятельно подвинуть рынок. Рост объема продаж автомобилей, и прежде всего в кредит, толкает добровольное (вернее, добровольно-принудительное, т.к. без него банк не даст кредита) страхование автомобилей. Бурный — в разы — рост ипотеки привел к тому, что темпы роста «ипотечного» страхования превышают даже автострахование. Говорить, что это абсолютно новые продукты, конечно же, нельзя. Но если у нас, например, в 2004 г. было заключено 100 договоров, то в 2005-м — 200-250, а в 2006-м — 1030 договоров…

По мнению начальника отдела ипотечного страхования СК «Уралсиб» Елены Кияшко, ипотечное страхование — это единственный относительно новый вид страхования. Оно года три назад не предвещало стать массовым. Банки же с ростом конкуренции и отработкой технологий ипотечного кредитования существенно снизили проценты. Вот и полезла ипотека вверх небывалыми темпами. Соответственно выросли и сборы СК по этим видам страхования.

А вот ДМС растет существенно медленнее. Эксперты говорят о 20-30-процентном росте. И этому тоже находятся объективные объяснения. На первом месте — неразвитость системы платной медицины. Пока человек с ДМС может прийти, как правило, в ту же поликлинику и получить ту же услугу и у того же врача, что и с обязательным полисом, — разве что не будет в очереди стоять. Врачи же в немногочисленных частных платных клиниках предпочитают получать деньги «на карман», нежели «связываться» со страховщиками и ждать от них выплат по уже оказанным услугам. Отсутствие реальной конкуренции среди таких клиник усугубляет сложившуюся ситуацию: клиенту особо выбирать не приходится, и он согласен лечиться без подстраховки. Достаточно популярны программы ДМС по сопровождению беременных, новорожденных. Эти программы успешно развивает и продает ВСК. В той же ВСК, проявив в некотором смысле творчество, разработали спецпрограммы по страхованию от несчастного случая посетителей фитнес-клубов. Но эти и подобные программы по карману людям с достатком выше среднего. По свидетельству страховщиков, они неплохо продаются в небедных компаниях, которые начинают активно расти.

Кто-то может сказать, что активно росло добровольное страхование жизни, но если проанализировать рынок по опубликованным показателям сборов, то сразу бросается в глаза, что лишь несколько ведущих компаний занимают значительную долю рынка по этому продукту: AIG, Росгосстрах, из местных — «Адмирал». Они развиваются за счет технологий продаж и узкой специализации. Оно и понятно: компания все усилия сосредоточила на этом продукте… По развитым странам совсем другая картина. Там страхование жизни занимает ведущее место. Сергей Демин уверен, что невостребованность этого страхового продукта на российском рынке — это следствие экономической ситуации. Большинство населения, даже средний класс не пришли еще к осознанию экономической целесообразности страхования жизни.

Екатерина Токарева, менеджер по продажам управления корпоративного страхования GRP ЗАО «Страховая компания AIG Россия», не вполне согласна с таким выводом. «Конечно, — говорит она, — первый фактор, который подстегивает индивидуальное страхование, — это уровень жизни. Ведь чем выше уровень жизни, тем больше человек заботится о завтрашнем дне, а не только о хлебе насущном. Он думает и об образовании своих детей, и об обеспечении своей старости, и о своем здоровье, которое поможет ему сохранить этот уровень жизни. Думает, что ждет его семью в случае, если он попадет в критическую ситуацию. Безусловно, чем стабильнее становится наша страна и ее экономика, тем выше благосостояние. Люди понимают, что страхование — это цивилизованный способ решения большинства этих проблем — не надежда на «авось», а уверенность в завтрашнем дне для себя и своей семьи. Однако первое, чему нас учили консультанты из AIG: страховой агент всегда сталкивается с возражениями, и возражения во всем мире звучат одинаково. Но есть определенные технологии, используемые во всем мире, для преодоления возражений и для убеждения клиентов в необходимости и пользе страхования.

Другое дело, что каждый финансовый консультант использует их в разной мере. Многие эксперты не видят ничего плохого в том, что пока активнее всего развиваются те виды страхования, которые можно назвать добровольными весьма условно.

— Несомненно, при всех отрицательных сторонах обязательного, а с точки зрения клиента принудительного, страхования эти виды сыграли положительную роль в повышении страховой культуры населения, особенно, когда люди действительно получают выплаты при наступлении страхового случая, — замечает Елена Кияшко.

А Александр Литман, директор ростовского филиала СК «РЕСО-Гарантия», добавляет:

— В том же ОСАГО люди первое время кричали: «зачем мне это надо». А сейчас, получив реальные, хотя и небольшие деньги, никто уже на эту тему не говорит…

Наталья Ермолова настроена более скептически:

— В том, что народ загоняют в страхование, — неважно кто: государство ли, банки ли — ничего радостного или обнадеживающего нет. Это не повышает страховую культуру населения, так как человек не делает обдуманный, свободный и самостоятельный выбор. Это вырабатывает у населения отношение к страхованию как к структуре своего рода пылесоса. Более того, такой негативный имидж увеличивает число мошеннических схем со стороны потребителей. Почему бы не обмануть структуру, которая правдами и неправдами стремится вытянуть из меня деньги?

Но есть более цивилизованные способы убеждения людей в пользе реального добровольного страхования. Наталья Ермолова считает, что неплохо было бы СК, объединившись, провести публичную акцию, своеобразный народный праздник. Он может быть, например, привязан к Дню ребенка, к началу или концу учебного года, даже к Дню города. «Я видела подобное в США, — рассказывает г-жа Ермолова. — Страховщики приглашают на такие праздники поп-звезд, эстрадные, даже самодеятельные коллективы, разыгрывают сценки, дарят подарки, проводят викторины и т.п. Заодно анкетируют участников, массово раздают наглядный материал. Такая работа дает возможность не только увеличить число потенциальных клиентов, но и поднять социальную роль страхователей в глазах населения: мы и заботу проявляем — праздники проводим, и образовательные функции выполняем».

Екатерина Токарева делится некоторыми наработками компании AIG:

— Результат общения зависит от профессионализма агента или консультанта. В частности, с руководителями предприятий мы всегда подчеркиваем, что страхование сотрудников — это очень важная и полезная часть соцпакета. Ведь с помощью добровольного страхования сотрудника можно мотивировать не только зарплатой и карьерой, но и расширением социального пакета. Это повышает его уверенность в стабильности — и своей собственной, и своей компании. И соответственно — лояльность к работодателю. Работодатель может оплачивать часть и полную стоимость страховки и варьировать эту оплату в зависимости от трудового вклада».

Как это ни прискорбно, самый действенный инструмент убеждения у страховщиков — это неумолимая статистика смертей и несчастных случаев. «Основа страхования,—замечает Сергей Демин, — это, с одной стороны, математика вероятности, с другой — регистрированная система страховых случаев. Страховщики ведут таблицы смертности с 1640 года. Они могут предположить естественный ход событий, от которого никуда не денешься».

Наталья Ермолова убеждена: можно сколько угодно говорить о том, что у россиян другой менталитет и они не думают о будущем, надеясь на «авось». Но психологию страхователя и его менталитет можно воспитать, а страхование надо пропагандировать массово и чем раньше — тем лучше. Чем и занимаются и в Европе, и в США. Кстати, у нас были летом и в начале учебного года попытки: в школах стали проводить беседы, встречи с родителями — количество клиентов, пришедших в страховую компанию после таких мероприятий, оказалось достаточно велико. Но, увы, пока страховщики предпочитают жить сегодняшним днем, а некоторые — даже одной секундой.

Большинство идет путем наименьшего сопротивления и делит места в сфере добровольно-принудительного страхования. Но этот ресурс скоро исчерпается…

Продавайся или умри

Ростовские компании уверенно чувствуют себя в области обязательного медицинского страхования («Панацея», «Айболит», «АсСтра» и кэптивный «Ростсельмаш»), достаточно активно действует в сфере ОСАГО ростовская компания «Эни», причем активно настолько, что вызвала нарекания Антимонопольной службы за демпинговые тарифы.

Все эксперты единодушны во мнении, что процессов укрупнения и консолидации в ближайшие годы местным игрокам избежать не удастся. Сергей Демин считает, что практически все ростовские компании со временем исчезнут. В лучшем случае их кто-то купит, в худшем — они не выдержат конкуренции и растущих требований к размеру уставного капитала, и их лицензии будут отозваны. Алла Киселева отмечает, что именно вступление в действие в июле 2006 г. новых требований к размеру уставного капитала повлекло за собой наиболее серьезные структурные изменения на российском страховом рынке. Были отозваны лицензии более чем у 130 страховщиков, половина из которых прекратила свою деятельность окончательно и бесповоротно. В июле 2007 г. законодательство еще раз повысило требования к размеру уставного капитала и покрытию собственных средств надлежащими активами.

По мнению некоторых экспертов, требования к уставному капиталу растут необоснованно быстро:

— С 1 июля 2007 г. страховщики должны обеспечить увеличение минимальных размеров уставных капиталов до европейских стандартов, — говорит Наталья Ермолова. — С одной стороны, это, безусловно, положительный момент, направленный на рост надежности и платежеспособности российских страховых компаний, приближение их к цивилизованным стандартам. Однако есть и другая сторона медали: почему в стране, где уровень жизни гораздо ниже европейских норм, а экономика также далека от идеального состояния, страховой рынок обязан столь быстро стать высокоцивилизованным? Где в принципе добросовестным страховщикам взять недостающие средства и как обеспечить минимально приемлемую доходность на вложенный инвесторами капитал? Только время даст ответ на эти вопросы…

На это возражает Александр Литман:

— Высокие страховые резервы — это гарантии выплат и это нормально. Сейчас в России полторы тысячи СК. Они с введением ОСАГО вообще начали расти как грибы. Но ведь должны не только страховые взносы собирать — должны и выплачивать. А сколько выплат может осуществить мелкая СК? Закон о повышении капитала и страхового резерва еще работает не в полной мере. Когда он заработает, вы еще увидите и поглощения, и продажи, и слияния. Это обязательно произойдет, и на наших глазах. Это тенденция всего бизнеса и по всему миру, — уверяет он.

— Мы прогнозируем, что из более 900 страховых компаний, входящих в государственный реестр, останутся на рынке только 500-600, — замечает Алла Киселева. — Уже сегодня слияния и поглощения на российском страховом рынке стали вторым по значимости явлением прошедшего и этого года. В результате все страховые компании разделились на три вида: те, которые уже ушли или собираются уходить с рынка, оставшиеся надолго и имеющие собственную стратегию развития (независимо от их размера и географического поля деятельности) и те, которые находятся в поисках дальнейшей стратегии развития, в поисках инвесторов. Причем среди последних — и небольшие региональные, и крупные компании. В 2006-2007 гг. произошло сразу несколько громких сделок по слиянию-поглощению. Так, швейцарская группа «Цюрих» приобрела контроль над СК «НАСТА», а немецкая Allianz AG — 97% акций «Росно». Для этого немцам пришлось за $750 млн. выкупить 49% у АФК «Система», что стало самой крупной сделкой за всю историю отечественного страхового рынка. Позднее Allianz AG приобрела 100% акций российской страховой компании «Прогресс-Гарант» и по оценкам аналитиков теперь может рассчитывать на 6-процентную долю российского рынка. Если в декабре прошлого года доля иностранцев в совокупной премии российского рынка страхования была незначительной, то после покупок она оценивается в 8,5%. По мнению экспертов, в течение ближайших 2-3 лет она вырастет до 20-25%. Покупателей, по свидетельству игроков и аналитиков рынка, активно ищет «Интеррос» на свою СК «Согласие», ВСК. Бурно обсуждаются слухи о том, что предприниматель Александр Мамут, якобы, продал принадлежащие ему 40% акций Ингосстраха не то итальянской международной группе Generali Group, не то компании JV, созданной на паритетных началах Generali Group и чешской группой PPF.

Кроме этого, в различных регионах активизировалась деятельность по консолидации средних и малых региональных компаний с более крупными конкурентами, созданию альянсов и холдингов. Сергей Демин уверен, что и ростовские компании на самом деле просто ждут, когда им предложат приемлемую цену и считает, что в этом нет ничего ни секретного, ни удивительного, ни постыдного:

— Все просто находятся в состоянии подвижки на рынке, какого-то толчка, и как только он произойдет, сразу начнется процесс. Наше присоединение к ВТО будет связано с продажей и закрытием многих российских СК. Естественно, лучше продать, чем ликвидировать компанию. Конечно, ВТО к нам войдет через несколько лет, и мы еще не знаем, сколько лет у нас отсрочка. Оптимальный вариант — 7-8 лет, но этот срок может быть сжат и до трех лет. А в то же время объем всего страхового бизнеса Российской Федерации равен по сборам одной крупной, например, германской компании. Я знаю, что в Москве со всеми крупными компаниями велись и продолжают вестись переговоры о продаже, слиянии — в том числе и с банковскими структурами. Могут, конечно, и мелкими компаниями заинтересоваться. В них, с одной стороны, интересен портфель, клиентская база, с другой — дешевле и проще купить готовый бизнес и попытаться сделать его доходным, нежели создавать собственную филиальную сеть. Но это, несомненно, будут только те компании, которые имеют реальные портфели и реальных клиентов».

По мнению экспертов, в Ростове инвесторов могут заинтересовать в первую очередь «Адмирал», «ЭНИ» лидеры по ОМС. Так, например, еще с 2005 г. Росгосстрах-Юг заявляет о желании «прикупить» одного из двух крупнейших медицинских страховщиков — компанию «Айболит». Слияние с «Айболитом», считают многие собеседники, было бы единственным шансом для «РГС-Юг» выйти на этот перспективный рынок в нашем регионе, но, видимо, стороны пока не сошлись в условиях сделки. Самым «лакомым» куском для крупных СК, ищущих предмет покупки в нашем регионе, по мнению экспертов, несомненно, является СГ «Адмирал». Впрочем, не исключено, что интерес к региональному лидеру сильно подорвал скандал, связанный с обвинением в мошенничестве учредителя страховой группы «Адмирал» Юрия Колесникова. В середине августа уголовное дело в его отношении передано в суд. По данным следствия, Колесников предложил волгоградской страховой компании решить ее проблемы за 500 т. руб., которые понадобятся для передачи их в виде взятки одному из высокопоставленных чиновников. Прокуратура считает, что он присвоил эти деньги. Колесникову вменяется в вину мошенничество в крупном размере. Решение по суду пока не вынесено.

Незадолго до скандала Юрий Колесников откровенно говорил о том, что предложения по покупке компании поступают постоянно, но, по его словам, «Адмирал» сейчас находится в стадии активного роста и подъема, а в таком состоянии никто бизнес не продает. Один из экспертов на правах анонимности сообщил, что именно несговорчивость «Адмирала» с одним из крупных покупателей стоила Юрию Колесникову весеннего скандала.

«Закон не защищает региональных страховщиков от недружественных поглощений», — сокрушается генеральный директор «Адмирала» Алла Киселева. Однако игроки склонны считать, что скандал, связанный даже с одним из первых лиц, не особо умаляет привлекательность самой компании, так как у «Адмирала» весьма внушительный список и клиентов, и филиалов в регионе, и хороший диверсифицированный портфель. А в настоящее время крупные страховые компании в основном развивают свою филиальную сеть за счет покупки готовых структур. Покупателей нынче больше, чем продавцов. Цены на местных страховщиков высоки как никогда — рынок перегрет.


Автор: Лиза Калитина